Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

v3

Баллада об уходе в рай

Collapse )

Из кинофильма "Бегство мистера Мак-Кинли" (1975, режиссёр - Михаил Швейцер).

Владимир Высоцкий в роли Билла Сигера, уличного певца. Песня вошла в фильм в укороченном варианте (без строф 7,9,10).

Исаак Шварц - Владимир Высоцкий


Вот твой билет, вот твой вагон.

Все в лучшем виде одному тебе дано:

В цветном раю увидеть сон -

Трехвековое непрерывное кино.

Все позади, уже сняты

Все отпечатки, контрабанды не берем.

Как херувим стерилен ты,

А класс второй - не высший класс, зато с бельем.


Вот и сбывается все, что пророчится.

Уходит поезд в небеса - счастливый путь!

Ах, как нам хочется, как всем нам хочется

Не умереть, а именно уснуть.


Земной перрон. Не унывай

И не кричи. Для наших воплей он оглох.

Один из нас уехал в рай,

Он встретит бога - ведь есть, наверно, бог.

Ты передай ему привет,

А позабудешь - ничего, переживем.

Осталось нам немного лет,

Мы пошустрим и, как положено, умрем.


Вот и сбывается все, что пророчится.

Уходит поезд в небеса - счастливый путь!

Ах, как нам хочется, как всем нам хочется

Не умереть, а именно уснуть.


Уйдут, как мы - в ничто без сна -

И сыновья, и внуки внуков в трех веках.

Не дай господь, чтобы война,

А то мы правнуков оставим в дураках.

Разбудит нас какой-то тип

И пустит в мир, где в прошлом войны, боль и рак.

Где побежден гонконгский грипп.

На всем готовеньком ты счастлив ли? Дурак...


Вот и сбывается все, что пророчится.

Уходит поезд в небеса - счастливый путь!

Ах, как нам хочется, как всем нам хочется

Не умереть, а именно уснуть.


Итак, прощай. Звенит звонок.

Счастливый путь! Храни тебя от всяких бед!

А если там и вправду бог -

Ты все же вспомни, передай ему привет.

1974 

v3

Две истории с "екатерининкой".

Алена Яворская
Алена Яворская

Две истории с "екатерининкой".
К. Паустовский. Одесса, 1915. Фото из фондов Одесский литературный музей.  «Екатерининка». Сторублевая купюра, подаренная Валентином Катаевым  Алексею Крученых в 1928 г. Надпись на купюре (рукою В. Катаева): "Не  имей сто рублей, а имей сто друзей — большевиков. Алеше Крученых  мудрый  Валя Катаев в 1928 году. Ах, отчего не в 1914 ом! Простонал Алеша  рыбьим голосом".

К. Паустовский. Из повести "Беспокойная юность".   Давно замечено, что люди, чья жизнь проходит в постоянном движении –  машинисты, моряки, летчики, шоферы, – бывают несколько суеверны.  Суеверны были и мы, кондукторы московского трамвая.
Больше всего мы  боялись старика со сторублевым кредитным билетом, так называемой  «катеринкой». На билете этом был выгравирован пышный портрет Екатерины  Второй с тугим атласным бюстом.
Если говорить без предвзятостей, то  старик был даже довольно приятный – умытый, ласковый и культурный. Из  кармана его пальто всегда торчала аккуратно сложенная профессорская  либеральная газета «Русские ведомости».
Старик всегда садился в  трамвай ранним утром, как только мы выходили из парка и в сумке у нас  позванивало шестьдесят копеек мелочи, выданной нам на сдачу. Больше  мелочи нам не давали.
Старик влезал в трамвай и с предупредительной  улыбкой протягивал кондуктору сторублевую бумажку. Сдачи, конечно, не  было. Но старик ее и не требовал. Он покорно сходил на первой же  остановке и дожидался следующего трамвая.
Там повторялась та же история.
 Так, пересаживаясь из вагона в вагон, старик бесплатно ездил на службу  изо дня в день и из месяца в месяц. Придраться к нему было нельзя.
 Сторублевая бумажка была всегда одна и та же. Мы, кондукторы линии 8,  давно знали на память ее номер – 123715. Мы мстили старику тем, что  иногда язвительно говорили:
– Предъявите вашу «катеринку» номер 123715 и выметайтесь из вагона.
 Старик никогда не обижался. Он охотно протягивал нам пресловутую  ассигнацию и так же охотно и даже торопливо, стараясь никого не  затруднить, выходил из вагона.
Это был неслыханно упорный безбилетный пассажир. Против него были бессильны самые свирепые контролеры.
 Но мы не любили старика не за эту ассигнацию 123715, а за то, что он,  как утверждали старые кондукторы, знавшие его несколько лет, всегда  приносил неприятности.
У меня за трамвайную службу было четыре неприятности.
 Вначале я работал вожатым. Я водил вагоны по внутреннему кольцу «Б».  Это была дьявольская работа. Вагоны ходили с прицепами. Сцепления были  разболтаны, и потому было почти невозможно стронуть вагон с места без  того, чтобы не дернуть прицеп и не услышать в ответ крикливые проклятья  пассажиров.
Однажды у Смоленского бульвара на рельсы въехал белый  автомобиль с молоком фирмы Чичкина. Шофер едва плелся. Он боялся,  очевидно, расплескать свое молоко. Я поневоле плелся за ним и опаздывал.  На остановках мой вагон встречали густые и раздраженные толпы  пассажиров.
Вскоре меня нагнал один вагон линии «Б», потом – второй,  потом – третий, наконец – четвертый. Все вагоны оглушительно и  нетерпеливо трещали. В то время у моторных вагонов были не звонки, а  электрические трещотки.
На линии создавался тяжелый затор. А шофер все так же трусил по рельсам впереди меня и никуда не сворачивал.
 Так мы проехали с ним всю Садовую-Кудринскую, миновали Тверскую, Малую  Дмитровку, Каретный ряд. Я неистово трещал, высовывался, ругался, но  шофер только попыхивал в ответ табачным дымом из кабины.
Сзади уже,  сколько хватал глаз, ползли, оглушая Садовые улицы трещотками,  переполненные пассажирами «Букашки». Ругань вожатых сотрясала воздух.  Она докатывалась от самого заднего вагона ко мне и снова мощной волной  катилась назад.
Я пришел в отчаяние и решил действовать. На спуске к  Самотеке я выключил мотор и с оглушительным треском, делая вид, что у  меня отказали тормоза, ударил сзади чичкинский автомобиль с его нахалом  шофером.
Что-то выстрелило. Автомобиль осел на один бок. Из него  повалил белый дым. Усатый шофер выскочил на мостовую, вытащил из кармана  полицейский свисток и заливисто засвистел. Это было для меня полной  неожиданностью. Я увидел, как с Самотечной площади бегут к вагону,  придерживая шашки, околоточный надзиратель и городовой.
В общем, на следующий день меня разжаловали из вожатых в кондукторы.
 Но на этом мои злоключения не кончились. Вскоре меня оштрафовали за то,  что я сидел на задней площадке, когда мой вагон проходил по Театральной  площади. На Театральной площади кондукторам полагалось стоять, так как  это было самое оживленное место в Москве, где пассажиры беспрерывно  вскакивали и выскакивали на ходу.
Потом мы, молодые кондукторы,  придумали очень удачный, как нам сгоряча показалось, способ, чтобы  немного передохнуть среди суматошного дня. Мы сговаривались с вожатым и  уходили с конечной станции минуты на две, на три раньше, чем полагалось  по расписанию, или, как говорили трамвайщики, «не выдерживали  интервала».
Вожатый давал полный ход, мы быстро догоняли передний  вагон той же линии и веселились. Передний вагон подбирал всех  пассажиров, а мы шли порожняком. В вагоне было пусто и тихо, можно было  даже почитать газету.
Способ этот казался нам безукоризненным. Но  мы, конечно, как это часто бывает «поскользнулись на апельсиновой  корке», начали пересаливать и носиться порожняком по Москве по  три-четыре рейса подряд. Выручка у нас стала меньше, чем у остальных  кондукторов. Начальство тотчас заподозрило неладное. В конце концов нас  накрыли на этой хитрости и жестоко оштрафовали.
Эти неприятности  обошлись без вмешательства старика со сторублевым билетом. Но однажды  старик сел в мой вагон, и самый вид его показался мне более  подозрительным и зловещим, чем всегда, старик весь сиял от расположения  ко мне, кондуктору. Может быть, потому, что я проглядел и старику  удалось проехать бесплатно не одну, а две остановки. Когда старик сошел,  вожатый – человек молчаливый и мрачный – с треском отодвинул переднюю  дверь и крикнул мне через весь вагон:
– Теперь гляди, кондуктор! Как бы не случилось беды!
И он с таким же треском захлопнул дверь.
Я ждал неприятностей весь день, но их не было. Я успокоился. В полночь мы отошли от Ярославского вокзала последним рейсом.
 В вагоне было несколько пассажиров, и ничто не предвещало беды. Я даже  беспечно напевал про себя очень распространенную в то время песенку:

Ах вы, пташки-канашки мои!
Разменяйте бумажки мои…

 У Орликова переулка в вагон вошел плотный господин в пальто с  воротником «шалью» и элегантном котелке. Все в нем изобличало барство –  слегка припухшие веки, запах сигары, белое заграничное кашне и трость с  серебряным набалдашником.
Он прошел через весь вагон походкой подагрика, опираясь на трость, и тяжело сел у выхода. Я подошел к нему.
– Бесплатный! – отрывисто сказал господин, глядя не на меня, а за окно, где бежали, отражаясь в стеклах вагона, ночные огни.
– Предъявите! – так же отрывисто сказал я.
Господин поднял набрякшие веки и с тяжелым пренебрежением посмотрел на меня.
– Надо бы знать меня, милейший, – сказал он раздраженно. – Я городской голова Брянский.
– У вас, к сожалению, на лбу не написано, – ответил я резко, – что вы городской голова. Предъявите билет!
 Городской голова вскипел. Он наотрез отказался показать свой бесплатный  билет. Я остановил вагон и попросил его выйти. Городской голова  упирался. Тогда, как водится, дружно вмешались пассажиры.
– Какой он  городской голова! – сказал из глубины вагона насмешливый голос. –  Городскому голове полагается на своих рысаках ездить. Уж что-что, а это  мы хорошо знаем. Видали мы таких голов!
– Не ваше дело! – крикнул господин в котелке.
 – Батюшки! – испугалась старуха с кошелкой яблок. – Зычный какой!  Богатые, они всегда скупятся. Пять копеек на билет им жалко. Так вот и  капиталы себе набивают – по полушке да по копейке.
– А может, у него  в кармане шиш с маслом, – засмеялся парень в картузе. – Тогда я за него  заплачу. Бери, кондуктор! Сдачу отдай ему на пропитание.
Кончилось  все это тем, что взбешенный городской голова вышел из вагона и так  хлопнул дверью, что зазвенели все стекла. За это он получил от вожатого  несколько замечаний в спину по поводу его нахальства, котелка и сытой  рожи.
Через два дня меня вызвал начальник Миусского парка, очень  бородатый, очень рыжий и очень насмешливый человек, и сказал громовым  голосом:
– Кондуктор номер двести семнадцать! Получай вторичный  выговор с предупреждением. Распишись вот здесь! Так! И поставь свечку  Иверской Божьей Матери, что все так обошлось. Виданное ли дело –  выкинуть из вагона городского голову, да еще ночью, да еще на Третьей  Мещанской, где и днем-то тебя каждый облает да толкнет.
Начальник  парка потребовал, чтобы я рассказал ему историю с городским головой во  всех подробностях. Я рассказал и упомянул, между прочим, о старике со  сторублевым билетом и о том, что, по мнению кондукторов, этот старик  приносит несчастье.
– Слышал я об этом старикашке проклятом, – сказал начальник парка. – Как бы его подкузьмить, такого артиста?
 Кондукторы линии 8 давно мечтали подкузьмить этого старика. У каждого  был свой план. Был свой план и у меня. Я рассказал о нем начальнику  парка. Он только усмехнулся.
Наутро мне были выданы под расписку сто рублей бумажной мелочью.
Я ждал старика три дня. На четвертый день старик наконец попался.
 Ничего не подозревая, радушно и спокойно, он влез в вагон и протянул  мне свою «катеринку». Я взял ее, повертел, посмотрел на свет и засунул в  сумку. У старика от изумления отвалилась челюсть.
Я неторопливо  отсчитал девяносто девять рублей девяносто пять копеек, два раза  пересчитал сдачу и протянул старику. На него было страшно смотреть. Лицо  его почернело. В глазах было столько желтой злости, что я бы не хотел  встретиться с этим стариком в пустом переулке.
Старик молча взял сдачу, молча сунул ее, не считая, в карман пальто и пошел к выходу.
– Куда вы? – сказал я ему вежливо. – У вас же есть наконец билет. Можете кататься сколько угодно.
 – Зараза! – хриплым голосом произнес старик, открыл дверь на переднюю  площадку и сошел на первой же остановке. Сделал он это, должно быть, по  застарелой привычке.
Когда вагон тронулся, старик изо всей силы ударил толстой тростью по стенке вагона и еще раз крикнул:
– Зараза! Жулик! Я тебе покажу!
С тех пор я его больше не встречал. Передавали, что кое-кто из кондукторов видел его после этого случая.
 Старик бодро шагал пешком из дому на службу. В кармане его пальто все  так же торчала аккуратно сложенная газета «Русские ведомости».
 Сторублевая бумажка 123715 была выставлена, как трофей, в Миусском парке  на доске за проволочной сеткой, где вывешивались приказы. Она провисела  там несколько дней. Перед ней толпились кондукторы, узнавали ее «в  лицо» и смеялись. А я заслужил сомнительную славу находчивого человека.

Collapse )


v3

Компания РЖД хочет выйти из проекта в Иране из-за санкций США

25.02.2020
Группа РЖД "предпринимает шаги по выходу из проекта" стоимостью 1,2 млрд евро, говорится в проспекте, посвященном выпуску еврооблигаций.
Госкомпания "Российские железные дороги" (РЖД) хочет выйти из проекта электрификации железнодорожной линии в Иране стоимостью 1,2 млрд евро из-за санкций США, введенных в отношении лиц, которые участвуют в крупных строительных сделках в Исламской Республике. Об этом говорится в проспекте, посвященном выпуску компанией еврооблигаций. Выдержки из документа приводит во вторник, 25 февраля, агентство "Интерфакс".
"Группа (РЖД. - Ред.) предпринимает шаги по выходу из проекта", - отмечается в проспекте.
За счет экспортного кредита РФ
Контракт на электрификацию железнодорожной линии Гармсар - Инче Бурун протяженностью 495 км был подписан 28 марта 2017 года в рамках визита президента Ирана Хасана Роухани в Москву. Завершить его планировалось за четыре года. На 85 процентов инициатива должна была финансироваться за счет экспортного кредита РФ, остальные средства предполагалось получить от "Иранских железных дорог".
Вашингтон 10 января одобрил дополнительные штрафные меры в отношении ряда секторов экономики Ирана. Как пояснил министр финансов США Стивен Мнучин, президент Дональд Трамп издал указ, позволяющий ввести санкции против лиц, "которые владеют, эксплуатируют, ведут торговлю или оказывают помощь секторам иранской экономики, включая строительство, производство, текстильную промышленность и горное дело".
Collapse )
v3

Поезд «Москва—Ницца» прекратит курсировать с 4 марта

28.02.2020

Фото: onajourney/shutterstock.com
Официальная причина — коронавирус в одной из стран следования. Есть и неофициальные.
«Яблоко съелось, ушел состав, где-нибудь едет в Ниццу… » — эти стихи поэтессы Али Кудряшовой, кажется, единственное отражение в художественном творчестве этого удивительного железнодорожного маршрута. Жаль, что про этот путь не снят фильм и не сделан спектакль — ведь это своего рода Транссиб наоборот. Этот поезд идет из Москвы к средиземноморскому побережью — кому-то лет десять назад пришел в голову этот желдор-круиз, и с тех пор этот состав еженедельно отправлялся с Белорусского вокзала. Он идет через Польшу, Чехию, Австрию, Италию, Францию, заходит в Монако и снова въезжает во Францию. Теперь о нем придется говорить в прошедшем времени — маршрут отменили. Из-за Италии, в которой у него было сразу несколько остановок, в том числе в зоне карантина неподалеку от Милана.
Собственно, не вполне понятно, зачем его было отменять — в остальных-то странах ситуация вполне нормальная. Кстати, поездом это назвать довольно сложно — это скорее один или несколько вагонов, которые постоянно, начиная с Бреста, переподцепляют от одного состава к другому. Собственно, среди пассажиров мало кто едет из Москвы в Ниццу, в основном выходят в Минске, Варшаве, Вене, Милане. Быть может, потому что удовольствие не из дешевых: место в купе на весь маршрут стоит 20 760 рублей, спальный вагон — 33 055 рублей, а люкс так и вовсе 87 230. Добавьте к этому постоянно меняющихся попутчиков в течение 48 часов.
В общем, если билеты у вас на руках, то обращайтесь по месту покупки — деньги вернут безо всяких вычетов и штрафов, рассказали в РЖД агентству «РИА Новости». «В случае если отказ от поездки происходит на территории иностранного для пассажира государства, он должен обратиться в железнодорожную кассу и проставить специальную отметку об отмене поезда для последующей операции возврата», — сообщили «Российские железные дороги». Кстати, поезда в Берлин и в Париж никто и не думает отменять. По крайней мере пока.
Collapse )
v3

Давайте-ка быстренько разберёмся с папортами


Sean Brian Townsend
Давайте-ка быстренько разберёмся с папортами, и с тем какую именно ересь несёт Державна Міграційна Служба України. Начнём с простого, паспорт сам по себе ничего не удостоверяет, это - документ который связывает что-то-что-у-вас-есть (лицо, биометрия) с фактами о вас - имя, год рождения, гражданство. И у бумажных, и у электронных паспортов есть свои преимущества и недостатки.

Бумажный паспорт (если подделка изготовлена качественно) сложно проверить, относительно легко подделать, переклеив например фотографии в украденном паспорте. ID-карты практически невозможно подделать (выпустить левый паспорт) из-за цифровой подписи, но как и всё компьютерное очень легко скопировать, и в отличии от ксерокопии, копия, содержимое зон DGx будет полностью, до битика идентично оригиналу.

Почему цифровые загран. и внутренние паспорта работают без существенных изъянов? Потому что информация находится в специализированном устройстве, полностью отключенном от внешнего мира. Можно украсть одну карту, десять и даже тысячу, на безопасность системы в целом это не повлияет.

Но как только где-то появится база цифровых паспортов (в банке, гостинице и прочих быстрогрошах), то тут же появится возможность подобрать паспорт с похожей фотографией и̶ ̶з̶а̶к̶а̶т̶а̶т̶ь̶ ̶е̶г̶о̶ ̶в̶ ̶п̶л̶а̶с̶т̶и̶к̶,̶ (уже нет) засунуть в телефон, то есть клонировать его. Сильно упрощая, миграционная служба пытается приравнять ксерокопию к документу.

Телефон (в отличии от карты) таким обособленным устройством не является, телефон - проходной двор. Поинтересуйтесь у банкиров сколько денег было украдено через mobile banking, цифры там очень впечатляющие. Но деньги можно застраховать, можно заложить потери от краж в стоимость услуги, а сколько стоит ваша личность?

ДМСУ говорит о том, что "паспорт в телефоне" можно использовать для покупки железнодорожных билетов. А зачем он там нужен? Преступник, если уж на то пошло просто сядет на автобус или блаблакар. Можно просто отменить паспортный контроль на железной дороге. А в банк и к нотариусу мы ходим не так часто, чтобы забывать паспорт дома.

Так что вся эта "телефонизация" паспортной системы приведёт к самой грандиозной утечке данных за всю историю. Не делайте так, пожалуйста. У нас в государственных институтах и так зияющие дыры, если начать дырявые институты запихивать в дырявые устройства, то будет просто катастрофа. О том, как в общих чертах устроены паспорта, как и от чего они защищены можно почитать здесь:
https://vitruvianus-9.livejournal.com/581138.html

Collapse )
v3

Суворов Виктор Святое дело





Святое дело

Суворов Виктор



4



4

А зачем все же в этой истории Бонапарт появился? Не спешите. Сейчас объясню.

За тысячи лет до Бонапарта полководцы знали самое главное правило войны – надо перерезать пути снабжения врага и уберечь свои пути снабжения от вражеских попыток их перерезать. Бонапарту удалось эту мудрость выразить проще всех.

Хорошо было Жукову в Монголии. Войск у него 57 тысяч. Для снабжения этой группировки потребовались титанические усилия. Все необходимое пришлось везти на машинах. Десятки тысяч тонн – за сотни километров. Этого необходимого хватило на короткую операцию.

Теперь представьте себе группировку в два, а то и четыре миллиона бойцов с колоссальным количеством вооружения и боевой техники. Им в случае войны предстояло проводить не краткосрочную операцию, а вести долгую изнурительную войну. Ни десятками, ни сотнями тысяч тонн тут не обойдешься. Счет пойдет на миллионы тонн боеприпасов, ГСМ, продовольствия, инженерного имущества, запасных частей и пр. и пр. Подать такое количество грузов можно было только по железным дорогам.

Требование предоставить коридоры через Польшу означало ни много ни мало переход всех железных дорог Польши под контроль Красной Армии. Это, в свою очередь, означало переход всей экономики суверенного государства под контроль красных командиров.

Как же иначе?

Вот, к примеру, командир советского стрелкового корпуса. У него 60 тысяч бойцов. (Не забудем, что товарищ Сталин грозился выставить дивизии по 19 тысяч солдат.) Ему нужно срочно подать своему корпусу три железнодорожных эшелона со 122-мм гаубичными снарядами. Не может же он начальнику станции объяснять, что и куда он везет. И ждать он не может, когда ему вагоны дадут. Какие-то капиталисты недорезанные свои делишки проворачивают. А у командира советского – боевая задача. За невыполнение его расстреляют. Так что, он ждать будет, пока проклятый буржуин свои вагоны разгрузит? Так ведь проще буржуина расстрелять, а груз его из вагонов выбросить, чем свою башку под чекистский револьвер подставлять.

И корпусов не один, а множество. 60 стрелковых дивизий – это 20–25 корпусов. 120 дивизий – это 40–50 корпусов. Еще и кавалерийские корпуса. И авиационные. И танковые. И ПВО. И всем транспорт нужен срочно.

Какие еще есть варианты поведения советских командиров в отношении железнодорожного транспорта? Представим: сидят красные командиры и ждут, когда паны все свои транспортные проблемы решат, а потом про них, бедных, вспомнят и однажды выделят паровозы с вагонами… Так ведь такой момент может никогда и не наступить. Транспорт железнодорожный всегда перегружен. Паровозы и вагоны всегда в деле…

И еще… Паны на каком-то перегоне ремонт затеяли. А разрешение спросили? Мы-то свои планы раскрыть не имеем права. Потому не мы с ними, а они с нами должны согласовывать, где, когда и что можно и нужно ремонтировать. А мы им еще должны указать, где и в каких местах пропускную способность надо повысить, где разъезды развить, где выгрузочные площадки для танков построить. А то как же нам без всего этого обойтись?

Так что хотим мы или нет, но на каждой станции нам надо будет посадить советского военного коменданта, который в случае необходимости мог бы остановить движение, потребовать разгрузить и сбросить под откос все грузы, а подвижной состав немедленно подать в указанное место в указанный срок. Да чтобы еще и все маршруты немедленно расчистили для наших перевозок.

А для того чтобы у коменданта был соответствующий авторитет, на каждой станции надо будет посадить гарнизон.

Так и это не все.

Сидит дядя на станции, что-то там ключом выбивает: ти-ти-ти-та-ти-ти… Нам-то не понять, что это он там передает. И кому. Непорядок. Своих людей сажать надо. Потому как иначе регулировать движение не сможем.

Железные дороги без телеграфа и телефона в то время никак обойтись не могли. Потому вместе с переходом железных дорог под контроль советской администрации под тот же контроль должны пыли отойти и все линии связи. Но вдоль железных дорог тянули провода не только для внутренних железнодорожных нужд, но и все государственные линии тоже. И отделить одно от другого было невозможно: они на одни и те же узлы связи замыкались.

Взяли железнодорожные линии связи под контроль, надо и узлы под контроль брать. А они с государственной связью общие. Взяли узлы связи под контроль, и (хотим мы того или нет) вся государственная система связи в наших руках.

А вместе с нею и вся государственная власть.


Collapse )
v3

Стратегия 19

Стратегия 19

Рассказ

Опубликовано в журнале Знамя, номер 5, 2012


Каждый звук обладает цветом.

Визг тормозов перед аварией — серый; крик девушки, теряющей невинность, — сиреневый; шепот табака в момент превращения в пепел — темновато-коричневый. Эта градация произвольна, зависит от места, времени и ситуации, но неизменна суть: слияние звука и цвета рождает неповторимость. Набор самодостаточных мгновений, что откладываются в памяти навек.

Уже третий вечер подряд Гостиный Двор звучал белым. И дело было даже не в ленточках, второпях приколотых на грудь, повязанных на сумках, вокруг колена, зажатых в руках. Цвет несогласия подтверждался стихийным гулом толпы, боязливо-искренним, на грани столкновения страха и совести.

Подошел взводный:

— Парень в черном пальто, блондин. Видишь?

Дюша Макеев поискал взглядом.

— Да. — Голос ровный, чуть звенящий напряжением.

— Принимайте.

Зашли с Егором Анашкиным с разных сторон. Процедура стандартная:

— Молодой человек, пройдемте.

— Куда?

— Пройдемте, пройдемте… — и сразу схватить за руки. Одновременно. Одной рукой под локоть, самому встать чуть сзади, свободную руку — на плечо. И начинается свистопляска.

— Суки! Фашисты! Всех не пересажаете! — рвется изо всех сил, не картинно, бьет каблуком под колено, глаза — как два блюдца с крепким чаем… И вырвался бы, если бы не “тихарь” в штатском, стоявший рядом. Отработанно навалился сверху, локтем — по затылку и шею в обхват на зажим. Придушил, а дальше сами поволокли. Кинули в пазик. Дюша на прощание приложился с ноги.

На выходе из автобуса накинулся взводный:

— Вы что, уроды, отдыхать приехали? Говнюка уже задержать не можете?

— Семеныч, да он щуплый такой, мажористый… Не ожидали!

— Премии на хер лишу!

И ведь лишит. Взводный у Дюши крепкий мужик, серьезный. Две командировки за плечами. Но и — справедливый. Своих в обиду не даст.

— Попутали, командир…

У Егора голос детский, глаза добродушно-проворные. Он во взвод пришел с армейки, разведенный, так его и прозвали за глаза: Отелло-кастрат. В открытую никто не осмелится. Егор с одного удара убить может.

Но тут стало не до ругани. Белые ленточки сжались в кучу, плотно, как шпроты в банке. А единство плеч, тел и взглядов придает смелости. Заорали в голос:

— По-зор! По-зор! По-зор!..

Взводный рявкнул:

— Ну-ка в цепь!

Дюша моментально занял привычное место в группе, между Магой и Платоном; сцепили руки, напрягли бицепсы, чуть присели; по команде одновременно рванулись всей цепью напролом, сокрушая случайных прохожих (плевать на визг, крики, рвущиеся лямки от сумочек), обхватывая кольцом митингующих.

Collapse )

v3

Факел смерти. Две катастрофы, которых не знал мир

Две железнодорожные катастрофы, которые объединяет дата - 4 июня и разъединяет отрезок времени в один год. Ни одна из них так и не получила объяснений точной причины произошедшего.

Первая унесла жизни 91 человека, в том числе 17 детей. Ранения получили около 800 человек. Пострадало 1500 человек, 823 из них остались без крова. Во второй погибли 575 человек (по другим данным 645), 181 из них — дети, ранены более 600. Что же это было? Мы собрали в одной статье вероятные версии, возможные причины и свидетельства очевидцев. Как обычно это и бывало в СССР, руководством было сделано все, чтобы умолчать, переврать и запутать людей.

Арзамасская железнодорожная катастрофа

Уже почти три десятилетия прошло со дня арзамасской трагедии, когда почти в центре города по официальной версии взлетел на воздух состав со взрывчаткой, лишив жизни около ста человек, оставив без крова тысячи горожан. Арзамасцы выстояли, разрушения ликвидированы, дороги и дома восстановлены. Но из памяти очевидцев трагедии не выбросишь ни одного мгновения того летнего дня.

Субботнее утро 4 июня 1988 года не предвещало ничего плохого. Было только жарко - температура зашкаливала за 40 градусов. Грузовой поезд через переезд шел с небольшой скоростью - 22 километра в час. И вдруг - мощнейший взрыв. На воздух взлетели три вагона, в которых находилось 120 тонн взрывчатых веществ, как тогда писали газеты, предназначенных для геологов, горняков и строителей.


Collapse )
v3

Секретный раздел Турции: соглашение Сайкса — Пико

Франция и Британия, не без участия России, начали делить Османскую империю ещё в 1915 году. В результате между Британией и Францией было заключено соглашение, разработанное Марком Сайксом и Франсуа Жорж-Пико. Османскую империю, по секретному соглашению Сайкса — Пико, поделили между тремя союзниками и что-то ещё досталось Италии. Принципиально важно, что соглашение было секретным и не подлежало огласке. В ноябре 1917 года большевики опубликовали его текст и карты, чем — говоря прямо — подложили свинью царским союзникам.

В зону Российского влияния, кстати, попадали большие территории, в том числе Босфор и Дарданеллы. С английскими и французскими приобретениями по объёму не сравнятся, но это и не важно.

Большевики, как известно, были против империализма и секретных договоров империалистов. В ноябре 1917 года текст соглашения был опубликован, а сам договор охарактеризован как «империалистический сговор» за спиной народов, проявление политики аннексий, контрибуций и так далее. Это был конфуз для союзных держав. Ранее дружественные колониальным империям арабы поняли, что их решили, по сути, просто переподченить.

Сэр Эдвард Грей Полу Камбону

16 мая 1916 года

Имею честь подтвердить получение замечаний Вашего Превосходительства о пункте 9, утверждающих, что французское правительство приемлет границы будущего арабского государства — или конфедерации государств — и тех частей Сирии, где преобладают французские интересы, вместе с условиями, ставшими результатом переговоров в Лондоне и Петрограде по данному вопросу.

Также имею честь в ответ проинформировать Ваше Превосходительство, что принятие всего проекта в том виде, в каком он существует сейчас, потребует отказаться от значительной части британских интересов, но, так как правительство Его Величества признаёт первостепенность общего дела союзников в создании более благоприятной внутриполитической ситуации в Турции, оно готово принять достигнутые на данный момент соглашения, при условии обеспечения сотрудничества арабов, выполнения ими условий соглашения и передачи им городов Хомс, Хама, Дамаск и Алеппо.

Collapse )

v3

Одесса incognita: Камышовый трамвай

Издание Forbes включило Одесскую трамвайную систему в список 12 самых интересных трамвайных маршрутов Мира. В этот список так же вошли Трамвай "Санта-Тереза" на акведуке (Рио-де-Жанейро), Мельбурнский трамвай (самая крупная в мире сеть), трамвай для узких крутых улиц (Лиссабон) и другие.

Одесский трамвай попал в этот список как трамвай, про который сочинили огромное количество баек, историй, анекдотов.

А ведь и история одесского трамвая очень примечательна. И до сих пор в Одессе сохранился так называемый "камышовый трамвай", который сам по себе мог бы попасть в список самых интересных в мире.

История «камышового трамвая» начинается в 1883 году. 19 мая 1883 года был открыт маршрут парового трамвая от Нарышкинского спуска до Хаджибейского лимана. В начале 20 века камышовый трамвай был полностью переведен с конной тяги на электрическую. Одна только история создания в Одессе конных железных дорог полна загадок и пробелов, не заполненных до сих пор. И только внимательно читая документы того времени, по принципу «между строк», можно осознать всю грандиозность интриг и заговоров, сопутствующих появлению в Одессе трамвая.

Collapse )

Collapse )