Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

v3

КУЗНЕЦ И ЕГО ИНСТРУМЕНТЫ

Кузнец, каким бы большим художником он ни был, должен был, занимаясь своим ремеслом, оставаться скромным рабочим для того, чтобы иметь возможность воплотить в железе, путем тяжелого и упорного труда, свои технические возможности, художественное чутье и замыслы. Кузнечное искусство, таким образом, это ремесло обработки железа, поскольку это труд, отличающийся высокой специализацией и тесно и напрямую связанный с подлежащим обработке материалом. Несмотря на это, было бы правильным и уважительным называть кузнецов мастерами художественной ковки, именно в связи с тем, кузнец проявлялся как художник во владении сложными, самостоятельно разработанными, эксклюзивными технологиями, и для того, чтобы подчеркнуть то обстоятельство, что этот труд требует мастерства и особого художественного дарования.
Одной самых больших особенностей мастеров было умение обработать железо, сохранив естественную грубость материала и выразительный отпечаток молота. Железо должно было оставаться железом, обрабатываться огнем и молотом, которым только и дозволялось оставить свою печать на готовом изделии.


Панель «Искусство кузнеца», Андреа Пизано (1270 - 1348). Колокольня Джотто, «Гильдии», Флоренция, XIV в. Длина стороны 40 см.

«С железом нужно обращаться, как с женщиной: оно кажется неподатливым и строгим, но добавь немного огня, и оно станет мягким, как воск; когда вам кажется, что оно отказывается подчиняться, не надо сердиться на него и колотить в гневе; нужно найти к нему правильный подход и приласкать». Этот совет давал своим ученикам Алессандро Мадзукотелли (Лоди 1865 - Милан 1938) знаменитый ломбардийский мастер художественной ковки, а для самых непослушных добавлял: «Как со своей зазнобой с железом обращайся, понял?».
Кузнецы работали в стиле, свойственной их эпохе, даже если иногда, возможно, возвращались за несколько веков к формам, оставшимся в прошлом. С другой стороны, будучи мастерами, которым было не занимать изобретательности, они создавали изделия, художественное выражение которых не всегда было привязано к моде, но являлось проявлением их собственных творческих способностей. Они были способны своим трудом трансформировать личный вкус в необходимое произведение искусства.


Наковальни из кованого железа. Северная Италия, Северо-восточные области, XVIII и XVII вв. Левая состоит из прямоугольной станины с глазком; рог пирамидальный квадратный с одной стороны, круглый конический с другой; корпус выступающий; ножка ступеньками, в верхней части корпуса видны два клейма изготовителя. Ее размеры: длина 31 см, высота 21 см, ширина 20 см; размеры правой наковальни: длина 17 см, высота 17 см, ширина 16 см.

Рассмотрение данного феномена должно привести нас к размышлениям о месте кузнечного дела в истории искусства и о художественной оценке произведений из кованого железа. Кстати, о размышлениях, стоило бы провести научные изыскания, чтобы выяснить: почему, как в эпических легендах, так и в народной традиции кузнецы часто имеют облик карликов или калек; почему одинаковый, с лишь незначительными вариациями, уровень кузнечного мастерства объединяет и север, и юг; почему сохранились имена основных художников, скульпторов и архитекторов каждой эпохи, но ничего или почти ничего неизвестно о большинстве мастеров художественной ковки даже в тех случаях, когда им удавались произведения искусства столь высокого качества, что им бы могли позавидовать признанные художественные жанры.
Невероятно, сколько усердия было необходимо для выполнения этой тяжелой работы; достаточно вспомнить, например, что приблизительно до 1000 г. нашей эры кузнецы располагали лишь немногочисленным ручным оборудованием, таким, как: горн, мехи, наковальня, молоты, тиски, клещи, кувалды, резцы, пробойники, клинья и элементарные напильники и пилы по металлу.
Гастон Башелар (Бар сюр Об 1884 - Париж 1962), один из самых тонких философов нашего века так сказал об этом великом усердии: «С помощью молота рождается искусство быстрого движения, начала стремительных сил, рождается точно осознанная воля. Радостна сила кузнеца, уверенная в своей «полезной мощи».
С течением веков, с новыми требованиями моды кузнецу, кроме собственно кузнечного дела, пришлось изучить искусство резьбы, инкрустации по металлу (насечки), гравировки и даже скульптуры.
К старым инструментам добавились новые, как то: пила по металлу, скребок, гравировальный резец, полировальный инструмент и чекан.


Кузнечные тиски из кованого железа. Ломбардия (Лекко), XIX в. Снабжена пружиной и кронштейном для крепления на рабочей плоскости; подписана «Одобес» на передней и задней части губок. Общая высота 115 см, ширина захвата губок 14 см.
С введением гидравлических машин, которые приводили в движение необъятные мехи и огромные вертикальные молоты, мастерская поменяла свой облик, а мастера были вынуждены усилить специализацию настолько, что ветви профессии получили даже разное название: Magistri clavarii (ключных дел мастера) и Fabri ferrarii (кузнецы по железу).

Первое направление занималось выделкой ключей (clavis), замков и сопутствующих скобяных изделий;


Основные инструменты, использовавшиеся кузнецами.

1)Молоты:

а) Ударная поверхность;

b) Боек;

с) Рукоять.

2)Резцы, пробойники, гравировальный инструмент;

3)Горн и мехи;

4)Клещи;

5)Фигурные клинья или штампы;

6)Тиски:

а) Неподвижная губка;

b) Подвижная губка;

с) Кронштейн для крепления.

7)Напильники, фильеры, острия для разметки, отмычки и метчики;

8)Наковальня:

а) Круглый конический рог;

b) Глазок;

с) Стол;

d) Квадратный пирамидальный рог;

е) Корпус;

f) Ножка;

g) Опора.

Горн - это очаг, в котором раскаливают железо; мехи - это инструмент, который подает поток воздуха, необходимый, чтобы раздуть огонь; молоты разных форм и размеров и наковальня нужны для ковки железа, наряду с горном, они являются самыми употребительными инструментами; клинья с устьями разных форм (штампы), вставлялись в глазок наковальни и использовались для придания металлу различных форм.

Второе - производством кузнечных изделий, необходимых в строительстве: дверных и прочих решеток, балконов, лестниц, заграждений…
Для защиты собственных экономических интересов, охраны своих рядов и прогресса мастерства кузнецы объединялись в корпорации и гильдии.

Некоторые надписи на древнеримских памятниках о наличии в Милане корпорации кузнецов уже в те времена; это доказывает, что гильдии раннего Средневековья являются продолжением гораздо более древних корпораций.
Даже великие мира сего не могли противостоять очарованию и магии этого искусства. В каждой их эпох ремесленные мастерские посещались и находились под защитой королей князей и правителей, которые с удовольствием наблюдали за совершением этой тяжелой и трудной работы. Во Франции, например, Карл IX (1550 - 1574), французский король с 1560 года, сам был достаточно талантливым изготовителем замков;
Людовик XIII Бурбон (1601 - 1643) посвящал свое время художественной ковке. В Нанте король Станислав I Лещинский (1677 - 1766), бывший польский король, бежавший во Францию (1719), содержал при дворе собственного кузнеца Жана Ламура.
Людовик XVI (1654 - 1793), обожавший замки, был, возможно, первым коллекционером ключей, и сам изготавливал качественные замки.
При английском дворе кузнец имел честь сидеть за столом с королем и королевой, при этом с ним обращались, как с чиновником высокого ранга.
В Милане Галеаццо Висконти (1347 - 1402), Правитель Милана с 1378 по 1395 год и первый его Герцог с 1395 по 1402 год, предложил дружбу и неприкосновенность Симону де Куррентибусу, так же за несколько лет до этого он поступил с Джованни Меравильей, прозванным Анонимусом.
Лоренцо I Медичи, прозванный Великолепным (Флоренция 1449 - Кореджи 1492), часто посещал мастерскую ворчуна Никколо Гроссо по прозвищу Капарра (Задаток).
Такой интерес к мастерам художественной ковки со стороны людей могущественных, образованных и тонких, вызывался, безусловно, не любопытством, а убежденностью в том, что художественная ковка была способна к созданию настоящих шедевров, настоящих произведений искусства, наряду с так называемыми «старшими» видами искусств.

Collapse )
v3

"По заявкам цензуры или посты о совках".

May 11, 2020

Topology of sovs

Топология совка. Небольшое эссе на тему характерных особенностей носителя коллективного бессознательного.

Когда японец улыбаясь кивает в ответ на любую ахинею, которую может  нести его собеседник, это не значит, что японец согласен с этой ахинеей.  Японец воспитан и вежлив. Совок приходит в твой дом и начинает буянить.  Он уверен, что если он не выразит “протэста”, которому его учили “школа  и семья” при “несправедливости”, то его не поймут, подумают, что совок  согласен с тем, с чем он “глубоко не согласен”. Глубочайшее неуважение к  людям и неумение себя вести в любом обществе это “торговая марка”  совка.

Совок рожден, чтоб “спорить”. Он ничего не знает ни о чем, он не  понимает, что он глубоко бескультурен в своей генетике, в поколениях.  Представляя собой самое отвратительное явление на свете –  “невежественного нарцисса”, убежденного в своей “честности” и  “правдивости”. Совок убежден, что “скромен”. Он “понимает”, что он  “маленький человек”, но служит “большой правде”. Его так научили.  Коллектив, учителя и семья, а теперь уже “церковь”. Всё, что в любой  личности противоречит его коллективистским установкам, совок  воспринимает, как “высокомерную гордыню” или “ангажированность”, не  понимая, что он сталкивается, всего-навсего, с осознанной  индивидуальностью.

Самое ненавистное явление для совка – осознанная индивидуальность. Он  ее ненавидит на уровне подсознания, подсознательно чувствуя, что  осознанная индивидуальность является его “смертельным врагом”. Так как  осознанная индивидуальность является его прямой противоположностью.  Mетафизическим антагонистом. Где есть индивидуальность, там нет совка.  Совок убежден, что каждая сильная индивидуальность большой культуры  является “диктатором”, будучи неспособным увидеть и “опознать” реального  диктатора, манипулирующего им, на расстоянии метра от себя.

Где есть культура, там нет совка и наоборот. Одно из самых больших  извращений современного мира это “культурный совок”. Совок,  “приобщенный” к музыке и прочим “лирам”. “Творческий совок” – это, во  многом, “сегодняшнее искусство”. Совок ничего не смыслит ни в одном  искусстве, ни в музыке. Он знает одно – искусство должно быть  “красивым”. И пишет “красивые картины” или “красиво играет” на  инструментах. Совок на уровне подсознания врожденный антагонист  художественного вкуса, принадлежности самых ярких осознанных  индивидуальностей.

Совок набит мусором мировой информации, не имеющим никакого отношения  к жизни. И этот мусор является его жизнью. Он бессубъектен, у него нет  своей философии, своего набора ценностей, выработанного индивидуально.  Его ценностная палитра это набор шаблонов от библии до “социалистической  справедливости”. Ничего своего. Совок не понимает, что от времени  родов, когда его приняли в совковые руки совковые акушеры, он является  выкидышем человеческой расы и будет оставаться им до смерти, если не  найдет в себе сил отрезать “советскую пуповину”, что очень и очень  сложно и удается только единицам.

Совок всегда истерик. До поры до времени он скрывает свою истерию, не  подозревая, что она видна невооруженным глазом для любого мало-мальски  прозорливого человека культуры, даже, когда совок улыбается и молчит,  взирая на природу. Совок обожает испытывать “катарсис”, когда устраивает  “истерику правды” в чужом доме, куда его вежливо пустили. Совок всегда  горд до шизофрении, совок нетерпим до паранойи, совок воспринимает свое  ничтожество, как величие души.

Совок понимает справедливость, как приобщенность к коллективному. В  его искаженной пятью поколениями голове не умещается мысль, что один  человек может быть “правее” миллионов. Совок верит числам и  количественному превосходству. Совок, являясь представителем  “коллективного бессознательного”, всегда убежден в своей правоте, как  представителе “подавляющего большинства”. Самый дремучий и опасный совок  – совок верующий. Когда его понесло в церковь, он убежден, что своим  пребыванием “в лоне церкви” он индульгировал все возможные недостатки  покаянной верой в “единого бога вседержителя”.

Совок страшен воинствующим бескультурьем, куда бы его не понесло.  Полным отсутствием вкуса, рвотными представлениями о “справедливости” и  “правде”, он не допускает мысли, что он зачат в дерьме и никакая церковь  его не “отмоет”. Так как он клеймен генетически в сути сознания. Совок  это реальный бич божий. Это безумная агрессивная биологическая кукла,  дающая бесконечное потомство себе подобных.

Совок, во многом, распространился по всему свету, как матрица  зомбированного менталитета человека бессознательного. Совок это  превосходная машина для программирования на любую мерзость и действие. И  конца этому наваждению-явлению не видно. И не только “в русском мире”.  Сегодня совок – явление планетарное.

AG  

Collapse )


v3

Сандро Боттичелли – Инферно (Карта ада)


Сандро БоттичеллиИнферно (Карта ада)
1480-90. 33x47,5. Vatican Library. (ит. inferno, инферно - ад)

По мотивам «Божественной комедии» Данте

Художник: Сандро Боттичелли
Где находится: Музеи Ватикана, Ватикан (Musei Vaticani, Vatican).

Collapse )


v3

Юрий Визбор - Ботик

03.09.2018

Collapse )

Один рефрижиратор -

Представитель кап.страны

Попался раз в нешуточную вьюгу.

А в миле от гиганта

Поперек морской волны

Шел ботик по фамилии Калуга.


Припев:

Что ж вы ботик потопили,

Был в нем новый патефон

И портрет Эдиты Пьехи,

И курительный салон.


А тот рефрижиратор,

Что вез рыбу для кап.стран,

Вдруг протаранил ботик молчаливо.

На таре из-под двина

Только виден капитан

Хорошего армянского разлива.


Припев:

Что ж вы ботик потопили,

Был в нем новый патефон

И портрет Эдиты Пьехи,

И курительный салон.


Ду ю спик инглиш, падлы,

Капитан кричит седой,

Француженка быть может мать твоя?

А может вы совсем уже,

Пардон, шпрехен зи дойч?

Из судна отвечают: Я,я,я, что Я?


Припев:

Что ж вы ботик потопили,

Был в нем новый патефон

И портрет Эдиты Пьехи,

И курительный салон.


Советское правительство

Послало документ

И навело ракету на балбесов,

А ботику отгрохали

Огромный монумент,

Которым и гордится вся Одесса.

И там, внизу написали:


Припев:

Что ж вы ботик потопили,

Был в нем новый патефон

И портрет Эдиты Пьехи,

И курительный салон.


Юрий Визбор, Ботик.

v3

Это подлинный шедевр!

Борис Херсонский
Борис Херсонский

Это подлинный шедевр! Нет, никогда, никогда не сложу я подобного текста,  не выдохну в вечность такую музыку, не восславлю так великого  именинника. В этом произведении - все торжество советского маразма (или  все же миазма, вечно я все путаю!), весь неискренний порыв (или все же  нарыв - вечно я все путаю!) - к созданию человека нового типа (или типа  человека? Или просто типа?). Сумеете ли вы насладиться этим, как  наслаждаюсь я?

Collapse )