Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

v3

Экономика Будущего: что делать и чего избегать?

Можем ли мы подсказать своим читателям, что им делать? Изредка. Обычно  же, и тем более в сегодняшних условиях мы говорим о том чего лучше НЕ  делать: не лезьте в ресторанный бизнес, как минимум, если не готовы к  высочайшей конкуренции, которая не позволит больше работать «на  расслабоне», не лезьте в те же «барбер – шопы», в парикмахерские не  идите, не инвестируйте в транспорт. Не лезьте, не лезть, не лезьте! Мы  видим и видели это сегодня и двадцать лет назад. Нас можно слушать, а  можно не слушать. Мы согласны с любым вашим результатом. Но если вы нас  слушаете у вас больше шансов не попасть в негативную переделку: мы  стремимся именно помогать и ориентировать, но, разумеется не можем не  хотим и не будем делать за вас. Ответственность мы тоже несем за то  насколько правильно мы показываем вам тренды. Как вы готовы работать с  ними – тоже ваша ответственность. Проще говоря, разговор всегда шел, а  сегодня идет обязательно именно о том, что сейчас вам надо уж точно и  очевидно искать нечто совершенно новое, небывалое. Тогда шансы на успех  могут существовать. До кое кого уже доходит: Поймите  уже: нет никакой «прекрасной России будущего», никто не собирается её  строить. Даже на уровне проектов или набросков – это попросту никому не  нужно. Это морковка, которой Ололоша и Ко заманивает «баранов» (по его  же собственному выражению, в оригинале ещё и с матом) на стрижку. Но  тут необходимо сделать важную поправку: никто «кроме нас». Мы то как  раз свое видение «ПРБ» предложили еще в 2010 году и с тех пор работаем  на реализацию этого проекта. На его основе и строится большинство наших  успешных (ну и конечно некоторые провалившиеся, как тут без самокритики)  прогнозов. Мы даем понимание трендов, и строим свою работу на их  основании. Как мы говорили ранее вы можете использовать блог как некий  свой камертон.
Еще раз повторимся: это можно понимать и думать про какие то новые перспективы, про инвестиции в то чего ранее никогда не было,  а можно делать вид что «мы не знали». Тоже выбор для кого то наверное.  Еще в 10 – 12 годах мы легко могли обсуждать навязчивые вывески овощных  лавок про «свежее и дешевое» тем образом что продать «свежее и дешевое  просто. А вот вы попробуйте продать дорого и просроченное» (не цитата но  суть передана). И вот не прошло всего лишь нескольких лет как в Европе  открывается первый «ресторан просрочки».  Мы ведь не умеем шутить – наступает 4 квадра, квадра советчика  «Гексли». А в этой квадре этика эмоций не входит в систему ценностей.
Кто  то может сказать что вы (то есть мы) мол только обсуждаете, а финны вот  делают, но вы то господа читатели ДАЖЕ НЕ ОБСУЖДАЕТЕ. И если вы  полагаете что нас способно это веселить – вы глубоко заблуждаетесь: нас  это категорически и глубоко печалит и огорчает. Но понимаете если брать  какого-нибудь «гуриева» (каспарова, илларионова  … несть им числа), у нас для вас есть на сегодня абсолютно полный набор  того чем уже сегодня можно начинать заниматься что бы оказаться  готовыми к завтра: Манифест и сценарии развития с указанием наиболее  адекватного из них, причем уже по всему начавшего исполняться, верные  даты, абсолютно прозрачное и понятное каждому (бери и делай!)  целеполагание в программе 2014 – 15 годов и ясное понимание о том как  она исполняется и будет исполняться в дальнейшем, любые варианты  развития экономики, через налоги или с полной их отменой. Есть ясные  указания в интервью министров и сенаторов РОС, опубликованных в нашем ЖЖ  на те тренды и тенденции которые как вы видите развертываются уже  сегодня. Старые подходы больше не будут работать, это для нас совершенно  очевидно. А вам?
Выскажитесь.

Поддержать наш блог, 

imed3, вы можете в любое время переводом по актуальным динамически изменяемым реквизитам опубликованным в конце этого текста.

Collapse )


v3

Сметану дают - отрывок из романа "Мама!!!". 1990-й год

11 April 2020

Вот так стояли за сметаной, молоком, кефиром. Часто продажа шла из окна, с порога / Фото: rusmi.su
Вот так стояли за сметаной, молоком, кефиром. Часто продажа шла из окна, с порога / Фото: rusmi.su

У  прилавка теперь стояла толстая женщина с жирным красным носом. На ней  было желтое платье в обтяжку и как будто детские сандалии без носка и с  полукруглым задником. Ногти на ногах у нее были тоже желтые, толстые и  растрескавшиеся, а пятки - в трещинах и сухие. Она  достала из сумки  толстыми короткими пальцами две майонезных баночки и подала продавщице:

- Одна банка в руки! - зло прокричала рука в окошке, плеснула туда сметаны, на глаз ее взвесила и потребовала 70 копеек.

Толстая женщина не стала возмущаться и протянула продавщице мятый рубль:

- Не видишь, что ли, какая очередь? Давай без сдачи!

Женщина  полезла в висевшую на руке сумку и стала там шарить. При этом в одной  руке у нее была банка сметаны, а вторую банку, пустую, она держала  подмышкой. 

Очередь загудела. Сзади прогнусавили:

- Чего возишься, тетеря? Вчерашний день ищешь?

Женщина оправдывалась:

- Нету без сдачи. Ну нету!

Продавщица не отступала:

- Зачем пришла тогда? Следующий! - она выхватила полную баночку и забрала себе. 

- Банку отдай, - потянулась рукой в окошко толстая.

- За сметану не уплочено! Следующий!

- Банка моя, банку отдай!

- А давайте я возьму, у меня как раз баночки нет, - предложила робко женщина в длинном халате с туго затянутом поясом. - Только 70 копеек это слишком дорого. В баночке ведь 180 граммов, да вы и не долили.

Вежливая  женщина в халате ловко выхватила баночку у продавщицы и подняла ее  вверх - сметаны там было от силы две трети. Она стекла со стенок и  обнажила прозрачное стекло. Высшим мастерством у продавщиц считалось так  плеснуть сметану, чтобы она сразу попала на все стенки и изнутри их  закрасила - тогда кажется, что банка полная. Саша давно об этом знала -  мама научила ее всегда заглядывать в банки и бутылки и убеждаться, что  сметана или кефир действительно налиты доверху. Так обманывать стали с  появлением очередей. Саша еще помнила времена, когда они покупали и  сметану, и кефир в самом магазине, в молочном отделе. Там банку ставили  на весы и взвешивали. Но чем реже сметану и кефир завозили, тем чаще их  продавали прямо на улице и там в спешке не взвешивали - продавщицы  считали на глаз. Мама была уверена, что они специально создают очереди,  потому что без весов и чеков зарабатывают на сметане с кефиром огромные  деньги. Может, и хватило бы на всех сметаны. И осталось бы еще лишняя,  но продавщицы все равно выкатывают бидоны к окну и торгуют без весов. А  народ сбегается с целой Лесобазы - боится, вдруг сметану на этой неделе  больше не привезут.

Женщина в халате это тоже знала. Она поболтала баночку в руке и заглянула внутрь. Продавщица выхватила баночку. 

- Галюсик! - крикнула она своей напарнице, рыжей вертлявой тетке, которую сегодня не было видно в окошке, но которая работала на смене. - Галюсик, мымру эту повесь. Ильина из 36-го! Пусть на Домостроителей ходит! Следующий!

В  продуктовом магазине на Лесобазе когда-то была доска позора. Туда  приклеивали фотографии воров и дебоширов, замеченных в магазине.  Фотографии давали в домуправлениях и коменданты пансионатов. Фотографии  из паспорта. Поэтому воры с дебоширами смотрели на покупателей строго и  важно. Но теперь вместо воров продавщицы стали записывать на доску всех,  кто - об этом Саше тоже рассказала мама - боролся с обманом, недовесом и  тухлятиной. Список молочного отдела висел прямо за прилавком, на  большой колонне: если продавщица не была уверена в покупателе, она  сверялась со списком. На Лесобазе все взрослые более или менее знали  друг друга - достаточно было вписать на листочек имя, фамилию, номер  дома - и этому человеку в отделе больше ничего не продавали. Только если  он сильно упросит продавщицу, подарит ей что-будь и покается. Иначе ему  придется ходить в магазин на другом конце Лесобазы, это три остановки.  Очень далеко. И там тоже был свой список. Правда, в оба сразу люди  старались никогда не попадать.

Женщина  в халате не стала спорить - ей просто не дали. Двое мужчин, стоявшие  сзади, выгнали ее из очереди. Один даже как бы слегка приподнял эту  Ильину из 36 дома за ворот халата и подтолкнул вперед:

- Нечего тут рассусоливать!

Толстуха, у которой забрали банку, ушла сама. 

Мужчины  оказались вместе. С ними же стояла женщина в зеленом платье. Саша  вспомнила - это комендантша пансионата. Пока старший, в мятых светлых  брюках со стрелками и тельняшке, из-под которой виднелся низ толстого и  круглого живота, доставал деньги, женщина визгливо распоряжалась:

- Три  банки сметаны. Три кефира. Молоко разбавленное у вас? Ну, конечно,  ни-ни. Да я видела, как вы перед обедом банки выносили. На свои они  покупают. Тоже мне! Из своего бидона лей! Три молока. Нас трое, мы  втроем стояли! - это она уже сказала стоявшим сзади.

Комендантша  с пузатым мужчиной и таким же пузатым сыном сложила три банки и шесть  бутылок в три одинаковых красивых пакета в синюю полосочку и отошла.  Теперь была их с мамой очередь. Они хотели взять и кефира, но ведь  недавно сказали, что он кончился. Саша дернула маму. Мама, не посмотрев  на нее, отмахнулась:

- Подожди! Мне сметаны. На двоих! Я с ребенком. Галка, где ты там? Привет!

От Галки привета не было. Саша снова дернула маму за руку и довольно громко крикнула ей:

- Как тете кефир продали, он же кончился?

Мама посмотрела на нее украдкой:

- Значит, не кончился.

И попросила продавщицу:

- Две бутылки кефира.

- Кефира нет.

- Одну!

- Кефира нет!

- Галюсик! Одну для ребенка.

Было слышно, как внутри кто-то ворочает бачок. Галюсик не отвечала. 

- Кефира нет!  - повторила зло продавщица. Сзади стали возмущаться. Мужчина в костюме и  с дипломатом, который он уже открыл, чтобы сложить туда сметану, -  нетерпеливо выкрикнул:

- Женщину, ну что вы тянете? Сказали же - нет кефира. Я очень спешу, ко мне мастер должен прийти. 

- Все спешат. Голову себе почини со своим мастером! -  неожиданно встряла старушка, стоявшая за мужчиной. Она явно не поняла, о  чем он говорил, и думала, что тот лезет без очереди. Мужчина обернулся  удивленно и ничего не сказал.

Саша  хотела, было, им всем напомнить, что тетке в зеленом, ее Леше и  пузатому мужику в тельняшке только что продали сразу три бутылки кефира.  Но она постеснялась и прижалась к маме. Та складывала банки в пакет..."

--------------------------------------------------------------------------------------------------

От  автора: в 1992 году царь и бог Лесобазы Галюсик останется без работы,  потому что дефицит пропал, а магазин был куплен предприимчивым  "частником". В 1993 году она торгует ватрушками на избирательном участке  на выборах в Госдуму - продает ватрушки по отметке проголосовавшим.   Галюсик пошла работать в коммерческий магазин, в 1996 году убита при  ограблении.  

Collapse )


v3

Так съесть тарелку борща захотелось...

Александр Бирштейн
Александр Бирштейн

Так съесть тарелку борща захотелось...

ГУСИ! ГУСИ! «ГА-ГА-ГА!». ЕСТЬ ХОТИТЕ?...
 - Сема Накойхер таки да сволич! – веско объявила мадам Берсон, глядя  косо в глаза тете Риве. – Он не хочит украсть для мене мозговую кость!
- Накойхер – коммерсант, - уважительно возразила тетя Рива, - и ему выгодней украсть вырезку за пять рублей кило!
- Но мене надо мозговой кость! – упорствовала мадам Берсон.
- Для укрепления одноименного органа… - по-научному встряла тетя Маруся.
- Для большую каструля борщ! – не приняла тетимарусин тезис мадам.
- Роза будет варить борщ! – со скоростью тети Ани понеслось по двору.
- Борщ – это вкусно! – подтвердил Межбижер, подслушивавший из подворотни.
- Но Накойхер сволич! – попыталась убить их надежды мадам.
 - Мозговую косточку можно купить на Привозе! – постановила тетя Маруся.  И добавила для утешения мадам, - А Сема пусть подавится!
На том и порешили.
 Наутро мадам Берсон собралась на Привоз. Конечно, соседки предлагали  свое участие в закупках. Но не мне вам говорить, что борщ – дело  серьезное и требует личного присутствия на всех стадиях. Так что,  вооружившись плетенной из конопли кошелкой и двумя авоськами, мадам  поутру отправилась в путь. Ее провожали взглядами, похожими на те,  которыми провожали Жанну д’Арк по дороге к костру.
Что вам сказать… Еще тот Привоз сильно отличался от нынешнего.
 В самом начале базара, по левой стороне Новорыбной улицы шли длинные,  приземистые лабазы, где торговали рыбой и немножко вином. В лабазах были  мраморные столы и горластые торговки.
И торговкам было об чем горланить! На длинных столах копошилась РЫБА!
 Переливалась всеми цветами радуги, разложенная десятками свежая  скумбрия! Отдельно, но уже поштучно лежала скумбрия-малосолка, причем  одна рыба была разрезана на кусочки, чтоб люди имели, что пробовать и  убеждаться. Совестливые мужики выпивали «стакан вино» и закусывали  дегустацией, оставляя на прилавке по пять копеек.
Как разведчики в  маскхалатах, распластались на столах, старательно пряча белое брюшко,  глоси, дальние родственники камбалы, деловито бугрившейся поодаль.  Камбала – рыба не для простых. Ее подают на свадьбах и при встрече  дорогих гостей, приехавших ненадолго.
Чистым серебром отливали клады  тюльки, фиринки, сардельки – этого товара для бедных, которым далеко не  брезгуют и богатые. Кто откажется от сардельки тушенной в масле и  уксусе? А от биточков из фиринки? А от хлеба с маслом и тюльки сверху?  Есть такие? Нет? То-то!
А бычки? Я не забыл за бычки! За этих  пролетариев Черного моря. Сколько у них профессий! И каменщики! И кнуты!  И песочники! Но костлявы… Но это между нами совсем! Правда?
За кефаль не буду. Потому что, где тот Костя и где та кефаль?
 В банных тазах шевелят мокрую тряпку-занавес раки. Они не по пять и не  по три. А всего лишь по рублю. Но суровые покупатели дорожатся и  придирчиво спрашивают:
- Откуда?
- Из Маяков! С бублика! – заученно отвечают торговки.
 На лучшем из столов отдыхает щука. Отдыхать ей недолго. Потому что без  нее рыба фиш, которую так любят на русских свадьбах, украинских именинах  и еврейском торжестве брис, всего лишь подделка, годная чтоб кормить  бездомных котов и Межбижера.
Сверкает всеми своими зеркалами карп. Деловито щурится судак…
Ой, пошли уже отсюда, потому что мадам Берсон уже сладко поругалась с торговкой рачками.
 Что? Вы не знаете, что такое рачки? Вы откуда? Из Орла? Так летите себе  без несчастья. И не мешайте мадам покупать газетный фунтик вареных  рачков за десять копеек вместо двадцати.
Сошлись на пятнадцати. За каких-то полчаса. Окрыленная победой, мадам потопала в мясной корпус.

 О, мясной корпус это что-то! Тут разговаривают с достоинством и не  визжат, как торговки картошкой. Тут товар для людей понимающих, имеющих  свою копейку и авторитет у соседей.
Нет, конечно, есть идиоты, берущие биточное мясо для котлет. Про таких говорят:
- Каждый сам себе адиот! – и обвешивают мастерски, но нахально.
- Они, наверное, с газводы! – говорят про таких.
 Мадам – из уважаемых людей. Ее тут даже слегка боятся и еле-еле  обвешивают. Она зорко, как Илюша Муромец с картины на стене, оглядела  окрестности. Рубщик Кадик с Карла Маркса был на месте, и мадам пошла к  нему, с трудом растягивая улыбку.
Рубщик мяса… Что вы понимаете? Это  же аристократ Привоза. В каком-то Букингемском дворце – герцог. А на  Привозе – рубщик. И то – это две большие разницы. Может ваш хваленный  герцог разделать сто кило так, чтоб двадцать пошло ему, а те же сто  хозяину туши? И еще взять немножко денег за труды! То-то!
Сахарная  мозговая кость для мадам появилась, как из-под земли. И почти даром.  Кость была облеплена мясом, как летняя пивная будка народом. Более того,  рубщик еще и разрубил ее на несколько частей.
Довольная мадам пошла  за салом. Сало занимало – и по праву! – целый ряд длиной метров  пятьдесят. Но в две стороны! Какого тут сала только не было! Но мадам  знала, что ей нужно. Она брезгливо – да-да! – обходила прилавки, где  сало было тоньше, чем в ладонь, игнорировала толстое сало, но без мясной  прослойки и отворачивалась от продукта, который немного, хоть  чуть-чуть, отдавал желтизной. Всего вероятных кандидатов на то, что они  будут осчастливлены мадам, осталось, после первого круга человек  двадцать. И мадам пошла на второй круг, интересуясь ценой,  происхождением и рационом. Отобраны были те, кто кормил кукурузой. Это  сузило круг до пяти претендентов. А потом…
Еще какой-то несчастный час и сало куплено!
Но на настоящий борщ нужна еще постная свинина или телятина…
При таком выборе…
Короче, еще час с кусочком. Мадам уже немного спешила.
Выйдя на воздух, мадам вдохнула полной – я бы даже сказал: очень толстой! – грудью и впустила в уши посторонние звуки.
- Дрожжи! Дрожжи! – надрывались цыганки.
- Примусный иголка! Примусный иголка! – голосили евреи.
- Нафталин! Нафталин! – вписывались в хор и вмешивались прочие нации.
 Отмахнувшись от них, идет мадам в овощные ряды. Ее знают… Некоторые  готовятся к обороне, некоторые трусливо бегут, укутав свой товар рядном и  умолив соседа:
- Дядя Гриша, постерегите, Христа ради!
А мадам  должна столько купить! Перечислить? Нате: картошку надо, морковку,  буряк, капусту надо, а зелень, а перец сладкий, а лук-чеснок? А фасоль?  Белую крупную фасоль, которую придется замочить очень заранее! Ша! А  томат? Борщ без томата не бывает! Только в Одессе делают такой густой,  темно-вишневый, ароматный томат! Знающие люди даже мажут его на хлеб и  имеют от этой еды удовольствие, почти такое же, как Дуся Гениталенко от  своего мужа Вани, если он трезв и серьезно настроен.
Нагруженная, как на войну, борщеприпасами, притопала мадам домой. Было уже за полдень, а дел впереди невпроворот.
Борщ в Одессе – блюдо торжественное. Но трудное. И требует, кроме времени, еще и минимум два примуса.
- Зачем? - Спросят люди несведущие, избалованные газовой плитой и полуфабрикатами.
 Ну, что им сказать? Я добрый. Я продолжу рассказ, а вы впитывайте, как  раскаленный июлем организм впитывает холодное пиво. Но тогда есть  опасность, что ваше нынешнее счастье покажется вам худым и бледным. Вам  не повезло. Вы – и я, увы – живете в то время, когда обед готовят для  себя. Готовят… Или, чаще, покупают…
На один примус мадам поставила  ведерную кастрюлю с мозговой костью, на вторую – сковородку диаметром с  колесо от велосипеда «орленок», на котором гоняет без всяких правил  рыжий Шурка.
Пока вода закипит, а сковородка раскалится, можно  нарезать сало аккуратными кубиками. И нашинковать лук. А потом сало  кинуть на сковородку. Пусть скворчит и выжаривается до шкварок. Шкварки  очень полезны. Если кто понимает. На второе мадам сделает пюре. А какое  пюре без жареного лука и шкварок?
Сняв шкварки, мадам кинула в  сковородку, прямо в растопленное сало, лук. Пусть себе жарится. А мадам,  пока, натрет морковку. Морковка очень крупная и что-то напоминает… Но  зачем отвлекаться на глупости?
Ой, надо успеть почистить от кожуры парочку буряков.
Лук, лук мешать! А то подгорит!
 А над варевом в кастрюле уже подымается желтый шум. Снять, немедленно  снять! А то, не дай Бог! – закипит и борщ будет мутным, как глаза у  Камасутренко, когда он с похмелья.
Лук уже почти золотой. Тогда  можно кинуть в зажарку много тертой морковки и закрыть все крышкой. А в  кастрюлю кинуть свеклу. И фасоль.
- Фасолю! – как говорит мадам.
Уф!
Нет, не «уф!». Надо отделить зелень от черенков, и черенки, связанные ниткой, кинуть в варево. И парочку чищенных луковиц.
Можно присесть? Куда там?
 А чистить картошку, а шинковать капусту и перец? А вынуть свеклу из  кастрюли и, обжигаясь, разрезать на куски, чтоб быстрей остывала для  шинковки, а добавить чашку жидкости из кастрюли в сковородку? А  попробовать ножом мясо? И вытащить в миску. А вынуть кости вместе с их  мозгом?
Мясо нарезать кубиками и опять в кастрюлю. С мозговых костей тоже снять мясо и тоже нарезать. И опять в кастрюлю.
Натереть свеклу. Горячо? Но мадам терпит.
Еще чашку бульона в сковороду. И тертую свеклу туда. И закрыть крышкой.
И открыть крышку и добавить две ложки сахара. Но столовых. И полных! Не пожалеете!
А теперь…
Мадам разводит в кружке томат. Три столовые ложки. Как пахнет! И все это туда же – в сковородку.
А из кастрюли надо вынуть черенки зелени и лук!
Зато кинуть капусту с картошкой и перцем. И выбить, наконец, мозг из костей и отправить обратно в кастрюлю.
Можно присесть…
И вскочить. И пробовать, пробовать.
Соль! Надо кинуть соль.
Мясо.
Оно готово!
Картошка.
Легко протыкается ножом.
Фасоль. Слава Богу, готова!
И… Венец! Сковорода с зажаркой опустошается в кастрюлю. Все перемешивается.
Все?
Нет. Еще чуть-чуть.
Зелень срезанная с черенков мелко шинкуется. И в кастрюлю ее! И крышкой, крышкой закрыть!
И выключить примус.
И сесть, бросив руки на колени.
 Но разве дадут спокойно посидеть эти крахаидлы, изверги и аферисты?  Разве оставят они в покое несчастную женщину? Ну, зачем, зачем в этом  еврейском городе Одессе у всех, даже антисемитов, такие длинные носы,  чующие борщ из любого места двора и, частично, улицы Жуковского? И идут,  идут соседи на запах, рассеянно расталкивая друг друга. Но для всех  найдется место и тарелка с борщом. А как же?
- Сегодня – готовишь! – ты, а завтра я… - как поет Германн из Оперного

Collapse )


v3

Михаил Зощенко: Попугай


Нынче нам, братцы мои, великолепное житье. Все-таки еда хорошая: щи там или что другое… Мясо опять же. А которым по праздникам бабы, может, и пироги с капустой пекут. Вот оно какое великолепие!

На таких харчах мы, братишки, и позабывать стали, что это за голод такой. Позабывать начали, как это мы голодовали раньше, скажем, в девятнадцатом году.

А ведь и голодовали же мы, братцы, в свое время! Хлеб был в диковинку. Вспомнить удивительно.

А впрочем, не все, скажем, голодовали. Которые мужички, крестьяне то есть, – не плохо те жили. Все им из города везли: инструмент и драгоценные изделия и ценности всякие.

Уж и покланялся же город деревне. Покланялись городские мужичкам. А шельма же, братцы, мужичок наш, полюбовно будет это сказано! Ах ты, шельма какая!

Баба моя – кокетка, надо сказать, – зеркало повезла раз в деревню. Небольшое такое зеркальце, но, скажем, рожу всю видно. Повезла, братцы мои. Думала, к празднику мало-мальски пуд мучки сволокет назад. Плакалась еще, дура такая: как это, говорит, тяжесть такую повезу.

Приехала в одну деревню. Куда там!

Часишки, зеркала, рояли – в каждой избе. А тут, извините за выражение, небольшое зеркальце.

Ткнулась баба моя в одну избу – шесть куриных яиц да ют. В другую ткнулась – опять шесть куриных. Вот, думает, клюква.

– Куда же, спрашивает, мне куриные яйца в дорогу? Дайте хоть крупы какой-нибудь или мучки, что ли.

Не дают.

– А нет, говорят, за зеркала у нас официальный тариф – на куриные яйца.

Так и вернулась баба моя ни с чем.

Мужик-то, впрочем, один прельстился зеркалом.

– Эх, говорит, жалко, что махонькое зеркальце. Я бы, говорит, для тебя нарушил все нормы, дал бы тебе крупой. Ну да неподходящее зеркальце. Мне, говорит, такое надо, чтоб и ноги видать было.

И зачем ему, братцы мои, ноги нужно видать?

Ах, шельма какой мужик!

А я вот тоже раз съездил. За Вологду. Смешно вспомнить. Попугая вез.


И ни за что бы я не поехал, да опять-таки баба моя пристала.

Баба моя – кокетка, надо сказать, – от хлеба с малороссийским сальцем нипочем не откажется… Пристала и пристала. Поезжай да поезжай.

Ну и соседи тоже:

– Поезжайте, говорят, Семен Семеныч. Вы человек разговорчивый – вкрутите мужичкам.

А мне что? Я и поехал.

А перед отъездом-то разговоры всякие были. Чего везти в деревню. Одни говорят: ленты вези, кружева. Другие – ситчик попестрей. Третьи – бусы. Что дикарям, ей-богу.

Пошел я на толкучку. Думаю, куплю-ка, в самом деле, такую вещь, чтобы сразу в рожу кидалась.

Вот и купил, братцы мои, попугая в клетке.

Сидит, представьте себе, на толчке многоуважаемая дама такая (может быть, бывшая графиня) и домашним барахлом торгует. И тут же при ней клетка, а в клетке попка. И сидит эта попка на кольце, качается и орет по-французски: шармант, что в переводе на русский язык – прелестно значит.

Вот, братцы мои, я и приобрел птицу эту. То-то, думаю, удивлю деревню.

И удивил, слов нету.

А купил я эту попку за недорого. Хлебом, не помню – восемь, не помню – десять фунтов дал.

И вскоре после этого и поехал. В теплушке ехал. Разговор, помню, поднялся вокруг меня, смех.

– Куда, спрашивают, везешь птицу? Зачем?

– Везу, говорю, в деревню на хлеб менять. Почем, спрашиваю, попугаи в этих местах ходят? В какой цене? Не продешевить чтобы.

Смеются.

– Товар, говорят, неизвестный.

Предложил мне тут какой-то субчик полпуда ядрицы за птицу, да не отдал я.

Приехал в одну деревню. Народ вокруг меня столпился. Хохочут. Ребята тоже хохочут. Прутьями дразнят птицу. Под перья ей дуют.

«Ну, думаю, понравился товар».

Принялся я с бабой одной торговаться и совсем было в цене сошелся, да явился какой-то инвалид, что ли. Из армии.

– Стоп, говорит, братцы! Обман. Попка эта – ненастоящая. Настоящая попка «дурак» орет, а эта, говорит, что-то невнятно произносит.

Ну и смутил сделку, чертов инвалид. Пуд только стала давать баба.

Дальше я пошел.

В одну, в другую деревню – не берут. Хохочут, под перья дуют, а не берут. А которые бы и взяли, да обижаются, зачем «дурак» не произносит.

Два дня мотался я, братцы мои, с птицей, запарился, утомился – сказать невозможно. Прямо бы за полпуда отдал. Но и полпуда перестали давать.

– Вид, говорят, у птицы плохой.

А это верно: птица тоже запарилась. Все-таки дорога, да и под перья дули, да и ронял я ее раза два.

И вот посоветовал мне один старичок в дальнюю деревню идти. «А то, говорит, народ тут при железной дороге балованный, чего хотят – сами не знают».

Вот я и пошел.

А путь дальний. Жара. Пылища в нос бьет. Чересчур я тогда утомился. Вижу, и птица моя утомилась до невозможности. С кольца своего сошла, сидит внизу, нахмурившись, и хлеб не клюет.

«Ну, думаю, не скончалась бы раньше времени. Плохой вид. Вот, думаю, глупость какая будет, ежели так».

А сам все нажимаю, все быстрей да быстрей.

И вот пришел к вечеру в нужную деревню.

– Ну, говорю, попка, подбодрись.

В одну избу зашел.

– Не нужно ли, говорю, попугая?

– Нужно, – говорит мужик. – А почем товар? Покажи.

Стал я ему попку показывать, смотрю: лежит моя птица брюхом кверху, и лапки у ней врозь.

Обиделся мужик.

– Что ж, говорит, это ты дохлой птицей торгуешь?

Ох, чуть я не прослезился тогда. Вывалил попку из клетки, клетку бросил.

А мужик хохочет надо мной.

– Перестань, говорит, клетку бросать. Я тебе за нее шесть куриных яиц дам.

И дал.

– А жалко, говорит, что скончалась птица. Я бы, говорит, за нее четыре пуда дал. Мне, говорит, очень последнее время попугаи нужны. Если, говорит, у тебя еще будут продажные попки – валяй, приноси.

Я говорю:

– Ладно. Принесу. Держи карман шире.

В общем, я вернулся домой в полном огорчении и больше в деревню не ездил.

Collapse )
v3

Китай в мировом кризисе

15.03.2020
Китай ждет драматичное падение высокого уровня жизни из-за глобального кризиса.

На днях Владимир Стус дал очередное интервью Юрию Романенко (ссылка на видео абзацем ниже). В беседе много внимания было уделено Китаю. На мой взгляд, точка зрения Владимира во многом осталась недопонятой. Я сейчас простыми словами объясню то, что Владимир Стус пытался донести во время интервью о предстоящих Китаю испытаниях.

У Владимира свой взгляд на мировой кризис, вытекающий из его оригинальной модели цивилизационного развития. У меня свой подход к пониманию экономических процессов, который основывается на различении внутренних и внешних денег (см. Последним романтикам иностранных инвестиций – 1 ). Как рыбак рыбака видит издалека, так же и я сразу увидел в описании Владимира Стуса ту ситуацию, которая достаточно прозрачна, и в то же время, для многих экономистов остается окутанной туманом.
Тезис Владимира, который непосредственно касается Китая, состоит в следующем. Страны с ограниченными ресурсами являются неблагоприятными для проживания в них во время предстоящей Второй Тридцатилетней войны. Второй Тридцатилетней войной Владимир Стус называет совокупность экономических, социальных и политических процессов, которые станут следствием разгорающегося мирового экономического кризиса.
Я сформулирую ту же самую мысль по-своему. Та модель экономического развития, которую использует Китай, а до него стали использовать Япония, Южная Корея с другими Азиатскими Тиграми, а затем и Вьетнам, в ближайшие годы может потерпеть сокрушительное фиаско из-за мирового кризиса. В этой ситуации слабым местом перечисленных стран окажется отсутствие у них достаточного количества собственных природных ресурсов для поддержания того уровня потребления их граждан, который был достигнут в процессе предыдущего бурного роста.
А теперь – простыми словами и по порядку.
Представим, что у нас есть страна с ограниченными ресурсами. Что это значит, и в каком смысле ресурсы ограничены? Ведь на самом деле, любой ресурс – ограничен. Пусть воды в мировом океане много, но ее все равно там ограниченное количество – при большом желании можно вычерпать ее всю. И, например, пустить на озеленение Марса (привет Илону Маску).
Ограниченность ресурсов– это понятие относительное. И соотносить ресурсы нужно с количеством людей, населяющих страну. Иными словами, мы должны понять, хватает ли собственных природных ресурсов для обеспечения хорошей жизни того количества людей, которые в этой стране проживают.
Если записать это в виде формулы, тогда нам нужно весь объем ресурсов разделить на количество населения. В результате мы получим усредненную обеспеченность природными ресурсами каждого жителя страны.
Вот мы получили конкретную цифру. О чем она говорит – большая эта цифра или маленькая? Опять-таки, все познается в сравнении. Рассмотрим обеспеченность ресурсами среднего жителя в разных странах. В одной стране человеку хватает ресурсов только на хлеб, житель другой страны может каждый день кушать булку с маслом, а в третьей стране еще и добавлять на бутерброд икру.
Получается, что в первой стране плодородной земли хватает только на выращивание пшеницы или риса для населения. Вторая страна обладает достаточным количеством земли для прокорма не только людей, но и коров, которые дают молоко для производства масла. В третьей стране есть еще и водоемы с рыбой, которая нерестится красной или черной икрой. Вот, что такое обеспеченность ресурсами.
Когда Владимир Стус рассуждает о странах с ограниченными ресурсами, он имеет в виду, что внутренних ресурсов населению условно хватает только на хлеб. Это говорит о том, что в стране ресурсов слишком мало или жителей слишком много. Или о том и о другом одновременно. Как мы знаем, восточные страны, такие как Китай, характеризуются именно большим количеством населения.
Несомненно, что запас ресурсов не ограничивается только сельским хозяйством. Есть еще руды, энергетические ресурсы, реки и моря в качестве транспортных коридоров, климатические и географические условия. Да и население нуждается не только в еде, но и в одежде, жилье, бытовой технике и транспорте. Так что уровень жизни жителей страны обеспечивается всеми ресурсами, имеющимися в распоряжении экономики.
А что, если каких-то ресурсов в стране очень много, а других наоборот не хватает? Например, пахотная земля обеспечивает жителям столько бутербродов с маслом, сколько они съесть не могут. Вот, прям ожирение поголовное прогнозируется. А металлических руд для производства автомобилей очень мало. Поэтому автомобили есть только у самых богатых и толстых. Остальные пешком ходят, чем от ожирения и спасаются.
В подобном случае страна может использовать международную торговлю, чтобы выровнять баланс наличных ресурсов. Продавая на внешнем рынке пшеницу из которой делают бутерброды, можно взамен покупать железную руду для производства автомобилей. А можно торговать уже выпеченными булками и приобретать обработанные стальные листы или продавать готовые бутерброды и покупать готовые автомобили.
При международной торговле страна зарабатывает внешние деньги от продажи собственных ресурсов или готовой продукции. На эти внешние деньги можно приобретать у других стран нужные тебе ресурсы или сразу конечный продукт.
Тут есть одна хитрость. Чем большую обработку прошли сырые ресурсы и чем ближе твой товар к конечному продукту потребления, тем дороже он стоит. Если продавать готовый продукт вместо необработанных ресурсов – можно заработать намного больше внешних денег. А если у других стран покупать не готовые товары, а начальные ресурсы и самим доводить эти ресурсы до ума, на этом можно дополнительно сэкономить кучу тех же внешних денег. В нашем случае, в другие страны лучше продавать готовые бутерброды, а покупать у них не автомобили и не стальной лист, а железную руду, из которой уже своими силами производить транспорт.
Экономисты называют такой подход продажей на международном рынке товаров с высокой добавленной стоимостью. Тут обязательно нужно дополнительно говорить и о покупке ресурсов с низкой добавленной стоимостью. Именно за счет этой разницы в добавленной стоимости продаваемых готовых товаров и покупаемых ресурсов страна может хорошо жить.
Чем больше труда вложено в твой товар при производстве внутри страны, тем больше его добавленная стоимость. И тем больше внешних денег ты заработаешь при его продаже на международном рынке.
Чем меньше труда вложено в ресурс, который ты покупаешь на внешнем рынке, тем меньше в нем добавленной стоимости, и тем меньше внешних денег ты на него потратишь. А значит, у тебя больше денег останется. Хочешь, купи на них еще ресурсов, а хочешь – оставь эти внешние деньги на потом.
С обменом одних ресурсов, которых у страны много, на другие ресурсы, которых у страны нет или их очень мало, вроде разобрались.
А что делать стране в случае, когда у нее нет лишних ресурсов, которые можно было бы обменять у других стран на что-то очень нужное. Если твоим жителям еле хватает хлеба на пропитание, за счет чего тогда покупать даже не готовые автомобили, а хотя бы железную руду, чтобы делать транспорт?
Помните, страна может продавать на международном рынке не только ресурсы, но и более-менее готовую продукцию, созданную из ресурсов с помощью труда. Но если у тебя нет собственных ресурсов, из чего ты сделаешь готовую продукцию? Из чужих ресурсов.
Бедную сельскохозяйственную страну можно превратить в страну-завод, которая будет покупать у других стран ресурсы, обрабатывать их, превращать в конечный продукт и продавать готовые потребительские товары на международном рынке.
Страна-завод продает что-то свое другим странам, и это точно не ресурсы. Это – труд ее жителей.
Страна может продавать труд своих жителей двумя способами. Первый мы уже рассмотрели. Это страна-завод, когда жители работают на территории своей страны на предприятиях, выпускающих продукцию для международного рынка. Второй способ – страна-ПТУ, живущая за счет трудовой миграции своих жителей. Жители разъезжаются по миру, работают на предприятиях на территории других стран и присылают домой часть полученных денег. Эти внешние деньги и являются платой стране от других стран за труд ее жителей.
На вырученные от продажи труда своих жителей внешние деньги страна способна поднять уровень жизни своего населения. Теперь она может приобретать недостающие потребительские товары за рубежом. Хотя намного выгоднее вместо готовых товаров покупать у других стран сырые ресурсы, необходимые для производства этих товаров. Страна-завод, например, в силах сама справиться с производством всего необходимого, были бы нужные ресурсы.
Теперь жители страны-завода с ограниченными собственными ресурсами вдоволь едят хлеба. Наступила эпоха Малого Процветания. Страна вот-вот вступит в эпоху Среднего Процветания, и у каждого жителя будет достаточно булок с маслом. На горизонте эпоха Великого Процветания, когда прямо с неба посыпется красная и черная икра – только бутерброды подставляй!
Здесь нужно очень четко осознать, что тот дополнительный уровень потребления жителей, на который у самой страны не хватает собственных ресурсов, обеспечивается природными ресурсами других стран. Дополнительные ресурсы приобретается у этих стран за заработанные нашей страной внешние деньги. А внешние деньги страна получает взамен на труд своих жителей, который она продает на международном рынке или в виде товаров, или в виде чистого труда – рассчитываясь с другими странами трудовыми мигрантами.
А что произойдет, если поток внешних денег в страну начнет иссякать?
В этом случае страна сможет покупать уже меньшее количество внешних ресурсов для потребления ее жителями. Жизненный уровень населения станет падать. В пределе, если поток внешних денег совсем прекратится, потребление опустится до уровня, обеспеченного собственными природными ресурсами. Жители нашей страны опять перейдут на хлеб, которого им будет не хватать.
Возможно ли в такой неприятной ситуации компенсировать отсутствие у страны потока внешних денег печатанием денег внутренних? Нет, это не возможно. Я об этом уже подробно писал (см. Последним романтикам иностранных инвестиций – 2 ). За внутренние деньги большинства стран – гривны, рубли, тугрики – нельзя приобрести ресурсы и товары на международном рынке.
Дополнительно здесь необходимо учитывать, что, с одной стороны, за тот период, пока страна-завод успешно развивалась и зарабатывала на международном рынке, ее население не только привыкало к постоянному повышению своего жизненного уровня. Население страны еще и росло. То есть, обеспеченность собственными ресурсами на каждого жителя страны постоянно уменьшалась из-за увеличения количества самих жителей.
Это означает, что если стране придется опираться лишь на собственные ресурсы, потребление среднего жителя может упасть даже ниже исходного уровня.
С другой стороны, стоит добавить, что в начале своего бурного развития страна имела определенные технологии добычи и обработки ресурсов. Владимир Стус называет это имеющимся технологическим уровнем. В процессе развития страна-завод могла приобрести усовершенствованные технологии, т.е. перейти на новый технологический уровень. И тем самым обеспечить своим жителям более высокий уровень потребления при неизменных собственных ресурсах.
К тому же, достигнутый новый технологический уровень, по всей видимости, позволяет стране не только увеличить эффективность использования наличных ресурсов, но и дает возможность добраться до большего количества ресурсов в своих недрах или на поверхности земли.
На мой взгляд, обретенные страной новые технологии при определенных условиях могут скомпенсировать увеличение количества жителей и удержать от падения тот уровень потребления на одного жителя, который обеспечивается собственными ресурсами. Но вряд ли с помощью технологий можно существенно возместить поступление ресурсов из других стран.
Вернемся в реальный мир.
После Второй Мировой войны страны Восточной и Юго-Восточной Азии, бедные собственными ресурсами относительно того количества населения, которое в них проживало, одна за другой, начиная с Японии в 50-х годах, включая Южную Корею с Азиатскими Тиграми (Гонконг, Тайвань, Сингапур) в 60-70-х, Китай и Новые Азиатские Тигры (Индонезия, Филиппины, Таиланд, Малайзия) в 80-х и заканчивая Вьетнамом в 90-х годах строили у себя экономическую модель страны-завода.
В общих чертах эта модель подразумевает использование своего населения в качестве рабочей силы для производства из внешних ресурсов товаров для продажи на внешних же рынках. В той или иной степени в производстве товаров для иностранных потребителей конечно же могут участвовать и ограниченные ресурсы самой страны.
За счет экспортных поступлений страна-завод обеспечивает увеличение уровня потребления своих жителей по сравнению с базовым уровнем потребления, которое она может поддерживать исходя лишь из собственных природных ресурсов.
Мировой кризис приведет к уменьшению внешнего спроса на продукцию стран-заводов. Доходы этих стран во внешних деньгах упадут, вследствие чего уровень потребления их жителей существенно уменьшится, вызывая внутренние социальные и политические последствия.
Я не стал подробно писать о других факторах развития стран-заводов, которые конечно же сыграют свою роль во время острой фазы мирового кризиса: иностранных инвестициях и их бегстве, внешних долгах и проблемах с их выплатой, валютных курсах – попытках их поддержания и неминуемом падении национальных валют. Такое подробное описание несомненно сделает общую картину более полной, но и значительно усложнит ее восприятие.
Теперь конкретно о Китае.
Среди экономистов очень долго шли разговоры о том, что Китай в скором времени переориентируется на внутренний спрос или на внутренний рынок, чтобы уменьшить свою зависимость от спроса на международном рынке. Затем все с сожалением констатировали, что этот маневр у Китая не получился.
Переведем на понятный язык идею коллег-экономистов о переориентации Китая на внутренний спрос, т.е. спрос на его внутреннем рынке. Эта идея означает, что часть продукции, которую Китай раньше продавал на международном рынке за внешние деньги, он теперь будет реализовывать на своем внутреннем рынке за внутренние деньги. Речь идет о трансформации экспортных внешних продаж во внутренние продажи.
В результате этой трансформации, поступления внешних денег уменьшатся, т.к. на внешнем рынке будет продаваться меньше продукции. Это значит, что уменьшится уровень потребления жителей Китая. Меньше поток внешних денег – меньше дополнительное потребление за счет внешних ресурсов. При этом неизменное количество внутренних ресурсов продолжит обеспечивать невысокий базовый уровень потребления.
Иными словами, переориентация на внутренний рынок – это сознательное уменьшение потребления собственного населения. Лично я смысла в этом не нахожу. По-видимому, китайские товарищи тоже не увидели здесь логики и переориентироваться на внутренний рынок не стали. Или же получили первые результаты от переориентации и быстро отыграли назад.
Можно воспринимать идею о переориентации Китая на внутренний рынок и по-другому: не как активный и беспощадный к себе и своему населению уход с международного рынка, а как вынужденную меру в ответ на независимое от страны сокращение этого рынка, например, в результате мирового кризиса.
В условиях, когда Китай не в состоянии сбыть свои товары на внешних рынках, он, казалось бы, может предложить эту продукцию своему населению. Вот только дело в том, что Китай, как страна-завод, создает экспортную продукцию в основном из внешних ресурсов, на покупку которых тратит дефицитные внешние деньги.
Продавая такие товары другим странам, Китай возвращает потраченные на иностранное сырье внешние деньги и, к тому же, зарабатывает прибыль во внешних деньгах. А продав эти товары собственным жителям, он просто потратит внешние деньги на сырье и не только ничего не заработает на международном рынке, но и не вернет то, что израсходовал на сырье. Фактически – это работа страны-завода себе в убыток. Причем, убыток равен внешним деньгам, пошедшим на иностранное сырье и не вернувшимся из-за замены внешних продаж на внутренние.
Итак, в случае внешних продаж Китай получает прибыль во внешних деньгах и тратит эту прибыль на дополнительное потребление своими жителями внешних ресурсов. В случае переориентации на внутренние продажи страна не только отказывается от дополнительного потребления своими гражданами внешних ресурсов за счет недополученной прибыли. Она еще и вынуждена замещать часть оставшегося потребления импортных товаров потреблением переориентированного продукта собственного производства, в состав которого входит импортное сырье.
Допустим, страна-завод производит на экспорт автомобили из железной руды или из готовых железных листов, которые покупает в других странах. За счет прибыли полученной от продажи транспорта на международном рынке страна, с одной стороны, из зарубежного сырья делает автомобили и для своих граждан, а с другой стороны, поднимает за счет импорта продовольствия уровень потребления своих жителей с хлеба на булки с маслом.
Если спрос на автомобили, которые делает страна, на внешних рынках в результате мирового кризиса упал, следовательно, экспортные доходы страны-завода сократились. А, значит, потребление жителями внешних ресурсов должно уменьшиться. Отказаться можно от выпуска для внутренних потребителей автомобилей, которые делаются из чужой руды и листового железа. Или можно отказаться от масла, которое дают буренки-иностранки.
Есть еще экзотический вариант переориентации автомобильной промышленности на внутренний рынок. Это означает не только отказ от масла и сохранение выпуска автомобилей для жителей страны, но и дополнительную продажу жителям тех машин, которые теперь не востребованы на международном рынке. Как говорится: «каждой семье по два автомобиля!»
Второй автомобиль съест еще часть внешних денег из-за невозвратности затрат на импортное сырье для переориентированных машин. И тогда жителям придется лишиться не только масла, но и булок, и перейти на грубый хлеб.
На пике экспортных доходов жители и булки с маслом ели, и автомобиль в каждой семье был. А теперь перед жителями встанет выбор: есть бутерброды с маслом, но остаться без автомобиля; кушать вкусные булки без масла и передвигаться на машине; сидеть на хлебе и воде, но в результате переориентации иметь два автомобиля на семью. Все три варианта соответствует одному и тому же уровню потребления, который в результате падения экспортных доходов страны опустился по сравнению с докризисным потреблением.
Как видим, переориентация на внутренний спрос не может поднять жизненный уровень населения Китая. Добровольный уход с международного рынка снизит уровень потребления граждан. А переориентация в условиях падения внешних продаж приведет к тому, что вместо одного уменьшившегося набора товаров жители страны будут потреблять другой набор товаров, по стоимости ничем не выше первого.
Да, не всегда легко смириться с падением уровня текущих потребительских покупок. Но и задел у Китая обеспечен хороший. Современные дороги, скоростные поезда, новые аэропорты. Опять же, гидроэлектростанции. Когда ты продолжаешь пользоваться всеми этими благами, можно и отсутствие масла пережить.
Вот только все это требует периодического ремонта и обновления. И во всем этом есть импортные составляющие, которые стоят внешних денег.
Почему-то, раньше, основываясь только на собственных природных ресурсах Китай не смог себе этого построить. Неужели он обеспечил все это за счет внешних природных ресурсов в период своего бурного взлета на международном рынке?
Для ремонта и восстановления этого богатства Китаю понадобится импортное сырье – сырое или в виде готовой продукции и высокотехнологичного оборудования. А в условиях мирового кризиса и падения экспортных доходов во внешних деньгах, за счет каких средств он сможет все это себе позволить?
А значит, вся современная инфраструктура постепенно начнет сыпаться. Не сразу, не за два года. Но неумолимо. Не вопрос поддерживать функционирование одной дороги или одного моста. А если их сто, а если тысяча? И все они для своего поддержания требуют импортных расходников, т.е. постоянного входящего потока внешних денег, который раньше был, а теперь иссяк.
По большому счету, можно выделить пять причин сокращения экспорта из Китая:

  1. Уменьшение спроса на мировом рынке – объективный или рукотворный кризис.

  2. Падение производства в результате временного или постоянного сокращения рабочей силы – эпидемии, внутренние беспорядки.

  3. Сокращение производственных мощностей в результате их вывоза в другие страны с дешевой рабочей силой.

  4. Уничтожение производственных мощностей в результате терактов или военных действий.

  5. Нарушение связности между внутренним производством и внешними рынками – затруднение ввоза сырья и/или вывоза готовой продукции из-за блокады морских транспортных коммуникаций.

Все пять пунктов укладываются в то, что Владимир Стус называет Второй Тридцатилетней войной. Любая из этих причин вызовет сокращение потока внешних денег и вынужденный отказ от потребления жителями импортных ресурсов. Как результат, произойдет падение жизненного уровня населения Поднебесной. Следствием этого могут стать кардинальные и драматичные изменения в социальной и политической системе Китая.

Collapse )
v3

«Индекс оливье» – точное отражение уровня инфляции

Так называемый «индекс оливье» был впервые использован в 2009 году газетой «Труд», которая стала использовать его по аналогии с традиционным «индексом Биг-Мака». Он стал неофициальным способом определения ППС, паритета покупательской способности. То есть на основе цен Биг-Мака ресторана МакДональдс вычисляется, сколько можно купить гамбургеров в той или иной стране. Что-то вроде альтернативного обменного курса валют.
В нашей стране в качестве такой меры решили использовать столь любимый всеми салат «Оливье», который присутствует на любом праздничном столе, а порой и не только на праздничном. В данном случае российский рубль сравнили не с долларами, юанями, кронами или другой валютой, а с самим собой в разное время года.
Результаты таковы, что осенью по сравнению с летом цена на салат выросла. Если общий индекс цен от Росстата составил 99,9%, то «индекс оливье» – 106,5. Как-никак деликатес!
История оливье

А Вы знаете, что салат на самом деле не является традиционным русским блюдом, как принято считать сегодня? И хотя ресторан русской кухни в любой точке мира предложит в своем меню салат оливье, рецепт принадлежит французскому кулинару бельгийского происхождения Люсьену Оливье, именно такая была у него фамилия. Семья господина Оливье была знаменита своим очень вкусным майонским соусом, другими словами –  современным майонезом.
В начале 1860-х годов Люсьен открыл ресторан «Эрмитаж» в самом центре Москвы, среди посетителей которого были Тургенев и Достоевский.  В состав салата, который подавался в элитном московском ресторане, входили филе рябчиков, отварной язык, 25 раков, огурчики, яйца, сваренные вкрутую, 100 граммов паюсной черной икры. Вместо раков мог использоваться один большой омар. Как видно, ингредиенты были достаточно мудреными, а сам рецепт приготовления – затейливым и требовал кропотливого процесса готовки.
Некоторое время спустя, произошло это после революции, состав претерпел значительные изменения, прежними остались лишь огурчики, яйца, и майонез. А дорогие продукты сменились курицей, картошкой, зеленым горошком и морковкой. Это блюдо дошло и до наших современников, причем стал излюбленным угощением на праздниках. Во всем мире салат принято называть русским.
«Индекс оливье» не является индексом бутербродов из закусочной, ведь во втором случае имеет значение и место закупок. Например, в отдельном продуктовом магазине можно приобрести один бутерброд по цене целого салата, тогда как в другом – все ингредиенты для оливье по цене бутерброда.
Сегодня существуют и другие вариации знаменитого салата, кто-то использует отварную говядину, а кто-то и вовсе обходится колбасой, это более бюджетный вариант оливье. Некоторые хозяйки не использую горошек, другие не представляют это блюдо без него. Часто многие стали добавлять репчатый лук для сочности, а также зелень по вкусу.
Collapse )
v3

Новогодняя притча. И сказал Господь…

31 декабря 2015

И сказал господь, что за странный народ эти русские.

Создал я в разные времена кучу вещей вкуснейших: фуагру французскую, да хамон испанский. Пармезан итальянский, да сельдь датскую. Сациви грузинскую, да лосося норвежского, индейку американскую, да устрицы канкальские. Крабы дальневосточные, да бри нежнейший, что из Иль де Франса, вокруг города Парижу раскинувшуюся!

А едят эти русские на новый год только оливье-салат, истребляющий железы поджелудочные, да брюхо как бетоном забивающий, так что ничего вкусного туда уже не влезает, даже тортик с пирожными.

И задумался господь, и принял решение. Эта всё власть богомерзкая-советская, да границы закрытые, виной тому! Что не знают русские ничего про вкусности общечеловеческие и вынуждены только оливье довольствоваться.

И нахмурил брови господь, и устроил перестройку с ускорением. Рухнула власть советская богомерзкая и рассыпался железный занавес.

И хлынули в Россию фуагра французская, да хамон испанский. Пармезан итальянский, да сельдь датская. Лосось норвежский нежнейший, во рту тающий, да индейка американская, и устрицы канкальские. Крабы дальневосточные, да бри нежнейший, что из Иль де Франса, вокруг города Парижа раскинувшуюся!

И увидел господь, что это хорошо!

Только русские того не увидели, и как только Новый год пришел, так нажрались оливье богомерзкого!

И расстроился господь и задумался, поднапрягся и принял решение. Это все у русских от бедности, видит око у них, только зуб неймет. Когда пуст карман — не до фуагры!

Улыбнулся господь, и поднял цену барреля. Подскочила нефть до небес почти!

Стали русские такими богатыми, что за тысячей рублей западло нагнуться-поднять уже.

И увидел господь, что это хорошо.

Только русские того не увидели! И как новый Год пришел, так нажрались все оливье богомерзкого, до икоты, до коликов, до судорог.

И уж тут-то господь прогневался. Не хотите, говорит, по-хорошему, отказаться от оливье богомерзкого, поджелудочные железы истребляющего, так не будет у вас ничего тогда! Из чего Оливье этот делают! Ни колбасы, ни мяса вам тогда, ни майонеза настоящего, ни лука зеленого свежего, но огурчиков хрустящих! А картошки я вам оставлю, только чтобы пожарить с голодухи, а об оливье не промышлять!

Сказал так господь, и обрушил на русских страшные скрепы духовные, да еще идею национальную, которая все побеждает и ничего после себя не оставляет…

И не стало на Руси ни фуагры французской, ни хамона испанского. Пармезана итальянского, да сельди датской. Лосося норвежского нежнейшего, во рту тающего, да индейки американской, а устрицы, те только белорусские остались. А уж про бри нежнейший, и не вспоминает уже никто!

Остались на Руси только картошка, морковка, да брюква, да и те все больше подгнившие.

И смотрит Господь, что же будет теперь, и видит он такое, что хмурится. Точат русские ножи острые, чтоб порезать картофель отваренный, да достают из холодильников майонезы суррогатные!

— Стойте! — Кричит им господь с небес — остановитесь, я все прощу! Истину вас говорю, и обещаю торжественно! Как откажетесь только вы от идола этого новогоднего, от оливье богомерзкого, так придет в ваш дом благоденствие.

Но никто его, как и раньше, не слушает!

Collapse )

v3

Хлебная корзина США

Alexander J Flint.jpg
Alexander J Flint

Хлебная корзина США - один из главных штатов по производству пшеницы. Миннесота и её семейные фермы.












B Пенсильвании, где эмиши живут полно грунтовок между фермами. Эмиши же не живут, как в наше время. У них ни электричества, ни шурупов, ни телефона, ни газа нет. даже пуговиц нет. живут как в 18м веке. потому между их фермами идут грунтовые дороги. основные - конечно асфальт. но местных между полями - полно. это религиозная, с/х община людей, которые живут таким образом как хотят, после преследований в Европе. Потрясающее зрелище их деревни. И еда вкуснейшая. Кстати они заняты и стройкой домов, сараев, по заказу. Вот например девочки в чепцах и домотканых платьях, но зато на новейших Роллерблейдах едут за телегой с лошадью.

Collapse )
v3

Вы меня простите...


Fill Feaouill
Вы меня простите, ради господа нашего, Посейдона, но я вспомнил еще один рассказ, он даже лучше предыдущего.

Страна голодала, голодали и зелебобы. В Офисе Президента большими праздниками считали те дни, когда в столовой подавали суп с кониной или рагу из конины.
Обедал Зеленский вместе со всеми - в столовой - и сердился, когда ему подавали отдельно в кабинет.
- Я не барин, - говорил он, - успею сходить пообедать.
Но часто не успевал и оставался голодным. В такие дни зелебобы старались накормить его получше - не тем, что было в столовой.
Один зелебоба привез как-то восемь больших картофелин, а другой достал кусок сала. Картошку почистили, стараясь шелуху срезать потоньше. Эту шелуху сварили отдельно и съели - тот зелебоба, что привез картошку, и тот, который достал сало. А очищенные картошки порезали и поджарили на сале.
От жареного сала по коридору шел вкусный запах. Зелебобы выходили из своих комнат, нюхали воздух и говорили:
- Невозможно работать. Такой запах, что кружится голова.
Постепенно все узнали, что жарят картошку для Зеленского. Один за другим зелебобы приходили в кухню и советовали, как жарить.
- Да разве так надо жарить, - ворчали некоторые. - Нас надо было бы позвать, мы бы научили.
- Жарят правильно, - говорили другие.
- Нет, неправильно, - возражали третьи.
А повар вдруг рассердился и сказал:
- Уходите отсюда все. Двадцать лет поваром служу - картошку не зажарю. Уходите, а то я нервничаю.
Наконец картошка изжарилась. Старик курьер понес ее так бережно, будто это была не картошка, а драгоценность или динамит, который может взорваться.
- Что это? - спросил Зеленский.
- Кушанье, - ответил курьер.
- Я вижу, что кушанье, - сердито сказал Зеленский, - да откуда картошку взяли? И сало. Это что за сало? Лошадиное?
- Зачем лошадиное, - обиделся курьер. - Не лошадиное, а свиное.
Зеленский удивленно покачал головой, взял было уже вилку, но вдруг спросил:
- А другие что ели?
- Картошку с салом, - сказал курьер.
- Правда?
- Правда.
Зеленский взял телефонную трубку и позвонил в столовую. К телефону подошел повар.
- Чем сегодня кормили зелебоб? - спросил Зеленский.
Повар молчал.
- Вы слушаете? - спросил Зеленский.
- Сегодня на обед была картошка с салом, - сказал повар.
Зеленский повесил трубку и вышел в коридор. Там он спросил у первого же встреченного зелебобы:
- Что вы ели на обед?
- Картошку с салом, Владимир Александрович.
Еще у двух зелебоб Зеленский спросил, что они ели.
- Картошку с салом.
Тогда он вернулся к себе и стал есть.
Так зелебобы обманули Зеленского. Один раз за всю его жизнь.

Collapse )
v3

Нарочно не придумаешь: в СССР люди гибли за банку майонеза

30 сентября 2019

Короткийе фрагменты из дневника советского литератора Игоря Дедкова как нельзя лучше характеризует убогий и страшный советский быт

В социальных сетях нет нет, да и всплывут то один, то другой отрывки из воспоминаний замечательного советского литературного критика и публициста, автора многих книг и статей Игоря Дедкова (1934-1994). Вернее, даже не воспоминаний, а Дневника, который он вел более 40 лет с 1953 по 1993 годы.
Он родился в Смоленске, а уехал учиться в Москву – на журфак, и там стал одним из студенческих лидеров, и бойцом за справедливость, ратующим за исправление «неправильного» сталинского социализма. За что и поплатился в 1956 году, хотя уже и началась хрущевская «оттепель». Партбюро факультета обвинило организаторов собрания во главе с Дедковым «в мелкобуржуазной распущенности, нигилизме, анархизме, авангардизме, бланкизме, троцкизме...». В результате, вместо аспирантуры, Дедков после защиты диплома был сослан в древнюю Кострому в одну из тамошних газет. С этим городом он сроднится и останется в нем на долгих тридцать лет, отказываясь, даже уже будучи известнейшим критиком, переезжать в Москву. В Дневнике Дедкова с записями личного, исповедального характера чередуются чисто бытовые. Он скрупулезно фиксировал убогий провинциальный советский быт, некоторые проявления которого были поистине чудовищными. Вот, как например, эти:
«В минувшую среду <...> в полдень мы с Никитой пошли гулять. День был теплый, солнечный, таяло, текло, капало, брызгало, сверкало. Мы решили спуститься к Волге и около кинотеатра “Орленок” свернули на улицу Чайковского. На противоположной стороне улицы у магазина стояла очередь; у меня еще мелькнула обычная мысль: за чем? — но Никита о чем-то спросил, я повернулся к нему, и тут раздался этот шум обвала, крик, я оглянулся и увидел, что очередь сокрушена и разбросана по тротуару оползнем снега и льда с крыши этого трехэтажного дома.
Можно сказать, что все случилось у нас на глазах. Суматоха, толпа, бегущие к телефонам-автоматам люди... Я оставил Никиту стоять на месте, сам пошел туда. Кто мог встать, тот встал. Трое женщин лежали неподвижно, двое сидели, их поддерживали. Валялись глыбы льда. Потом одна за другой стали подъезжать машины “скорой помощи”. На сегодняшний день итог таков: две женщины умерли (одна была из Галича, приехала в командировку), еще трое— в тяжелом состоянии. На следующий день состоялся городской актив, по всему городу принялись чистить крыши, опутали тротуары красными флажками...

А очередь была за майонезом. Еще женщины лежали и сидели на земле, еще ужас был на лицах сгрудившейся вокруг толпы, а очередь за майонезом уже снова стояла, на всякий случай прижимаясь к стене дома, и зрелище случившегося несчастья ее не распугивало. Эти женщины в очереди уже успели привыкнуть к тем неподвижно лежащим в странных и даже безобразных позах, в мертвом безразличии ко всем земным приличиям... Не расходились, стояли... Как они ели потом этот майонез?..
29.12.76
Пенсионерам дают к Новому году талоны на мясо в домоуправлениях (1 кг на пенсионера). Впрочем, не талоны, а "приглашения". Получаешь "приглашение" и идёшь в магазин. Сегодня "Северная правда" отправила своих представителей в магазин, чтобы получить мясо (по 1 кг на работника). Именно так дают мясо трудовым коллективам. В магазине же сказали: берите тушу и рубите сами. Редакционные женщины возмутились и ушли. После телефонных переговоров с начальством мясо обещали завтра: и разрубленное, и высшего сорта. Сегодня жена Камазакова, член областного суда, целый день сама рубила мясо. Этому коллективу мясо выдали тушей. Рубили, взвешивали, торговали.

25.10.77.
В эти дни повсюду по конторам собирают по 7-8 рублей (на колбасу и за курицу), чтобы можно было отметить 60-летие родного государства. Сам видел, как в отделе комплектования областной библиотеки среди стоп новых книг на полу лежали грудами куры и стоял густой запах. Все ходили и посмеивались. Такая пора: все ходят и посмеиваются.
В эти дни в магазинах нет туалетного мыла. Нет конфет. Само собой разумеется, нет мяса (на рынке в очередь — по четыре рубля за кг), нет колбасы, сала и прочего.
Виктор Б. уверял меня, что ливерная колбаса ныне переименована в "растительную" (58 и 60 копеек за килограмм). Сегодня впервые я попробовал пить кофейный напиток производства ростовского (ярославского). Состав: ячмень — 75 процентов, овёс — 15 процентов, рожь — 10 процентов. Пить можно, но действия никакого. Пахнет зерном.
2.12.77
Приближение праздника чувствуется во всём: несут елки, в пять вечера на улице выстраивается очередь за маслом, по конторам (служащим) продают мясо по килограмму, низшей категории. Значение пролетариата как авангарда сказывается в том, что рабочим выдают тот же килограмм, но двухрублёвый.
12.10.78
Сливочного масла нет.
В эти дни заканчиваются работы в колхозах и совхозах, в которых участвовали тысячи горожан. Никто и не думает этих людей просить. Звонок из райисполкома ("примите телефонограмму") обязывает: такого-то числа поставить в такое-то хозяйство столько-то человек. Эта власть давно разучилась уважать своих граждан, она — бесцеремонна. Всякое непослушание, принимающее — даже невольно — политическую окраску, расценивается как худшая из разновидностей непослушания и нарушения порядков. И пьянство, и хулиганство, и прочее понимаются и воспринимаются (и наказываются также) много спокойнее и легче, чем инакомыслие.


8.12.78
Москва в эти декабрьские дни наводнена приезжим народом. За мясом и колбасой огромные очереди. Даже выехать из Москвы трудно. Никогда не видел зимнюю Москву такой. Достали и до Москвы продовольственные нехватки. Самарская (из "Молодой гвардии") нимало не смущаясь сказала мне, что на одной из новых станций метро есть изображения городских гербов из т. н. Золотого кольца и что теперь москвичи говорят: это города, которые у нас кормятся. Принято решение раскрепить московских писателей по магазинам. Ради этого решено устроить приём в честь пятидесяти директоров гастрономов, и на правлении Литфонда обсуждали вопрос о выделении денег для преподнесения директорам книжных подарков.
Герой СоцТруда Буракова. Приехала она на областную партконференцию. Сначала рассказывала, как два вохомских председателя ездили в Голландию и как им там понравились условия сельской жизни.
Настроение у этой женщины было не очень веселое. Молока сырзаводу не хватает. Коровы стоят голодные. "Съездишь на ферму, потом полночи не спишь, всё эти коровы в глазах стоят". Они уже не способны принести приплод, настолько обессилены. Осенью вручную было выкошено около пяти тысяч га пшеницы, ячменя, овса, из тех, что не взяли комбайнами. Выкосили, сложили в копешки, и всё ушло под снег.


Люди пьянствуют; видела она и спящих пьяных доярок, свалившихся прямо на ферме. "Наверное, мы долго не проживём", — сказала она, и я даже не сразу понял, о чем это она. Оказалось: о войне.
С горечью рассказывала, как ездила в Одессу в связи с экспортом сыра на Кубу. Её поразило обилие и высокое качество товаров, отправляемых на Кубу, — масла, консервов, сыра и т. д. — и почему своим ничего не остается.
О нынешней ситуации в хозяйстве. Такие есть данные: в этом году уже пало крупного рогатого скота: 9886 — в совхозах, 6900 — в колхозах области. Теперь понятнее, почему директор сырзавода, вернувшись с ферм, долго не может заснуть. Она вспоминает, как дрались коровы из-за корма, и как сильные теснили слабых, и какой стоял рёв.
В обкомовском буфете клюква стоит три рубля килограмм. Это дороже заморских фруктов.
21.5.80
Пучок редиски (пять штучек) стоит на базаре 50 копеек. Яблоки (там же) — четыре рубля. Шофёр из красносельской редакции возмущался по дороге этими ценами. Он хотел купить в Костроме селёдку, но не нашёл. Вёз в Красное (36 км от Костромы) спички, потому что со спичками перебои. Говорит, что масла и сыра в Красном нет, молоко бывает, но лучше всего снабжают водкой. У нас, в городе, опять нет масла, нет муки, крахмала, всё реже удается купить кефир, творога нет.
2.11.80
Из Демидкова перевезли в середине октября два мешка картошки; стало как-то полегче, какое-то время не придётся рыскать в поисках картошки: на базаре есть, да нужно приходить вовремя , а в магазинах — небывалое дело — нет. Когда приезжал Стасик, хотел купить коньяка, но не смог: нигде не было, да и водки не было; мрачные люди стояли у винных отделов, ждали привоза, а услышав, что где-то какое-то дешёвое винишко есть, подхватывались и устремлялись в указанном направлении. Было во всем этом что-то унизительное.
10.2.81
В зале горкома партии проходила встреча интеллигенции творческой с руководителями города.
Тома подала там вопрос о молоке. До каких пор, спросила она, в нашем городе будет продаваться молоко только пониженной жирности (1,4%)? Ответ был таков: молоко будет таким и впредь. В стране сделано исключение (жирность: 3,6%) для Москвы, Ленинграда, Киева и ещё нескольких городов. Разумеется, никто этому не удивился. Нас уже приучили к существованию привилегированных городов, пространств, слоёв и групп населения. Почему московские дети должны жить в лучших условиях, чем большинство их сверстников? Этот вопрос не возникает.
Теперь всё перевернулось: со всех маленьких станций, со всей России едут в большие города, но, не найдя и там колбасы, мяса, творога, а то и масла, устремляются в Москву.
2.1.82
В Москве — всюду толпы, очереди, кипение. Была последняя неделя декабря, и русская провинция брала свое. У одного из магазинов увидел толпу, перед толпой стоял грузовик, и какой–то мужчина с грузовика что–то кричал толпе, энергично потрясая руками. "Революция", — подумал я, но подошел поближе. Мужчина выкрикивал цифры по порядку: триста шестьдесят четыре, триста шестьдесят пять и т. д. Магазин назывался "Ковры". Если бы эту сцену снять кинокамерой и скрыть магазинную принадлежность здания, то всё это можно озвучить как уличный митинг. Столько страсти и благородного энтузиазма в том мужчине на грузовике!"»

Дневники Игоря Дедкова можно прочесть здесь

Collapse )