February 12th, 2020

v3

Беларуские перспективы ГКЧП – 2: если Мишустян – Павлов, кто – Янаев?

Еще весною прошлого года существовало два проекта – проект ЕАЭС и проект Союзного Государства России и Беларуси. Мы тогда не видели и не знали, что эти проекты реально являются конкурирующими и что один уже практически окончательно трещит по всем швам. И в ту же весну Астану переименовали в Нурсултан. Вы знали об этом? Мы тоже – нет. Но даже если бы и знали – внимание бы вряд ли тогда обратили. А зря. Ведь имя Астана означает всего лишь навсего «столица». А имя Нурсултан – не значит (кажется) ничего кроме особого восточного колорита. А так «Казахстана нет», как выражается Просвирнин. Но кстати в том контексте, о котором пойдет далее речь с ним даже можно отчасти в какой то мере согласиться, ибо разрушение проекта ЕАЭС дало колоссальный импульс к активизации Беларуси. Настолько мощный, что в начале этого года мы рассуждали о ее отношениях с Россией хотя и опосредованно, но исключительно в категориях аннексии. Разумеется, речь мы вели об аннексии Беларусью России, но никак не наоборот. Ну, если говорить точнее – об аннексии лукашистским режимом суверенной России. И внезапно мы тут оказались в одной и той же «галере» с режимом, хотя и по совершенно разным основаниям.
«Россия должна окрепнуть» сказал Роман Карпук в интервью газете «Калининградская Правда» в 1994 году. И в этом контексте ни сегодня, ни в 23 февраля 2000 года – для нас не поменялось ровным счетом ничего. Другой вопрос, что сегодня у нас есть очень серьезные оппоненты. Вряд ли кто то всерьез будет спорить с тем, что только конкуренция дает реальные стимулы к развитию. И в этом смысле мы, разумеется благодарны Сергею Миронову за прямое и честное заявление о том что сказанное им есть «удар по имеду и его "команде"». Но как ему это видится? Вижу куда имед ведет свою агитацию, что он и его "команда" хотят произвести в России. Когда-то я считал что имед это человек, который пытаясь навязать нам воспоминания о разрушительности ельцинского лихолетья просто играет на руку Путину, дескать вот вспомните как было при Ельцине-разрушителе и сравните что происходит у вас сейчас, тогда же я стал называть имеда путинистом, но сейчас я переменил своё отношение к этому. Но именно путин в результате переворота сделал все, что бы похоронить ельцинские достижения!
Шнуровский в свою очередь пишет ровно тоже самое что и мы. Только наоборот. Партию демобилизации он называет партией мобилизации, и – наоборот: типичное варниховское «война это мир», кстати. Любопытно тут и обозначение игроков: Ковальчук, Чемезов, Кириенко и Мишустян – несомненно «команда» Варниха и поглощения России Беларусью, Патрушев, Медведев, Сечин – команда Шредера, и проекта «отбить Россию от внешнего влияния нац окраин». «Внезапно». И между ними – бледная моль, которая мечется между заветами Ельцина и своим дрезденским прошлым. Между прочим сейчас уже раздаются голоса «вернуть недимона». Мы же считаем что за один «твит» КС РФ при президенте Медведеве о запрете в РФ смертной казни Медведев заслуживает «запоминания», памятника из золота. Про памятник Путину мы никогда и не заикались. Его следует судить хотя бы за то что он разрушил политику, возведя в степень ложь. А там где нет политики, там где сожжен парламент – страна становится уязвимой для всяких художников – проходимцев. К тому же даже не своих, доморощенных, а чужих, завезенных извне.
А летом Беларусь усилила армию, ужесточив призыв. Весь 19 год шло дико активное обсуждение вопроса так называемой «интеграции РБ и РФ» а помимо этого шли как мы помним «попытки шантажа и агрессии» - то есть Россия отбивалась от навязчивых желаний «партнеров» ее подоить. И кстати тут надо сказать что США оказали России огромною поддержку заявив о возможности давать Беларуси 100 % объема нефти. Осенью – началась активизация всяких «дорожных карт». Режим Лукашенко не просто был готов к поглощению. Он переводил проект уже и в медийное поле. Буквально незадолго до заявления путина Лукашенко на радио Эхо Варниха дает Венидиктову интервью где заявляет что РФ «могла бы» войти «в состав Беларуси». И все Мишустяны с папой из Витебской области, и все Калантаряны – как воды в рот набрали. А Лукашенко идет дальше и говорит об аннексии Кенига. А «губернатор» Алиханов на встрече с Лукашенко делает вид, что ничего не происходит. А прокуратура тогда промолчала. Но может быть новый генпрокурор заинтересуется этим откровенным сепаратизмом Алиханова? Или его готовят в будущие руководители ГКЧП – 2?
Выскажитесь.
Поддержать наш блог, imed3, вы можете в любое время переводом по актуальным динамически изменяемым реквизитам опубликованным в конце этого текста.
Collapse )
v3

«Всё начнётся потом…»


Всё начнётся потом,
когда кончится это
бесконечное душное, жаркое лето.

Мы надеемся, ждём, мы мечтаем о том,
чтоб скорее пришло
то, что будет потом.

Нет, пока настоящее не начиналось.
Может, в детстве...
ну в юности... самую малость...

Может, были минуты... часы... ну, недели...
Настоящее будет потом!
А на деле

На сегодня, назавтра и на год вперёд
столько необходимо-ненужных забот,
столько мелкой работы, которая тоже
никому не нужна.
Нам она не дороже,

чем сиденье за чуждым и скучным столом,
чем свеченье чужих городов под крылом.
Не по мерке пространство и время кроя,
самолёт нас уносит в чужие края.

А когда мы вернёмся домой, неужели
не заметим, что близкие все почужели?
Я и сам почужел.
Мне ведь даже неважно,
что шагаю в костюме неважно отглаженном,
что ботинки не чищены, смято лицо,
и все встречные будто покрыты пыльцой.
Это не земляки, а прохожие люди,
это всё к настоящему только прелюдия.

Настоящее будет потом. Вот пройдёт
этот суетный мелочный маятный год,
и мы выйдем на волю из мучившей клети.
Вот окончится только тысячелетье...

Ну, потерпим, потрудимся,
близко уже...
В нашей несуществующей сонной душе
всё застывшее всхлипнет и с криком проснётся.
Вот окончится жизнь... и тогда уж начнётся.

Сергей Юрский
1977

Collapse )